Размер шрифта: ААА
Вход в систему


Республика Молдова находится в состоянии системного финансового кризиса. Или в преддверии его. С 27 ноября прошлого года. Это официальная, хотя и до сих пор публично не озвученная, оценка ситуации. Она однозначно вытекает из определения закона, на основании которого под гарантии правительства (в этом случае выступившего от имени государства) Национальный банк Молдовы предоставил трем коммерческим банкам кредитную линию на сумму 9,5 млрд леев. По данным из надежных источников, на 17 февраля из нее уже было востребовано 7,2 млрд леев.

 

В начале февраля президент НБМ подтвердил сведения миссии МВФ о предоставление властями «финансовой помощи банкам, в которых было введено специальное управление», на сумму 4 млрд леев. На этой неделе Дорин Дрэгуцану признал, что сумма поддержки составляет «на текущий момент порядка 7 млрд леев».

 

Срок кредитной линии на сумму 9,5 млрд леев, предоставленной «в целях обеспечения стабильности финансовой системы в ситуациях системного финансового кризиса или риска его возникновения», истекает 26 марта т.г.

 

После этого властям предстоит решить, как действовать дальше. Насколько можно судить по результатам бесед с некоторыми из членов Административного совета НБМ, на сегодня четкого понимания порядка действий и, тем более, утвержденного плана на этот счет не существует. Наши собеседники говорят, что его и не может пока быть. Так как в разработке программы дальнейших мер по преодолению угрозы системного финансового кризиса наравне с НБМ должны принять участие новое правительство и парламент. И в данном контексте санация банков, в которых введено специальное управление – «это пусть важная, но только одна сторона уже проявившихся, а также латентных проблем».

 

Что касается конкретных перспектив для каждого из трех банков под специальным управлением, то только в отношении одного из них – Banca de Economii – просвечивает некая «генеральная линия», которую проводят в жизнь представители государственных структур. По нашим сведениям, прежнее правительство выступило с требованием увеличить долю государства в капитале этого банка, на основании «выявленных нарушений в проведении последней эмиссии». Это требование было озвучено практически в момент введения специального управления в BEM. Однако до сих пор официальный список акционеров Banca de Economii не изменен. Дело рассматривается в высших судебных органах. Но однозначного решения по вопросу как «все вернуть вспять», насколько мы понимаем, пока нет.

 

Поэтому, одно из вероятных решений, позволяющих избежать молдавским властям изнурительных правовых коллизий – это признать Banca de Economii банкротом. Но тогда придется ответить на вопрос – ради чего государство израсходовало миллиарды леев на его финансовую поддержку.

 

А еще раньше на вопрос вопросов, который уже сегодня все настойчивее задают НБМ - на что именно потрачены и тратятся средства из «финансовой поддержки». Многие предполагают, что на выполнение этими банками обязательств в иностранной валюте. И эти предположения, несмотря на фантастические цифры, похоже, имеют под собой реальную основу. Большинство наших экспертов, склоняется к тому, что значительная часть из потраченных средств кредитной линии НБМ в 7,2 млрд леев пошла на покупку иностранной валюты. И из этой суммы «львиная доля была востребована через Banca de Economii. Что это за обязательства и как они возникли – это предмет для серьезного расследования. Возможно, на него ответят приглашенные исследователи из английской компании Kroll.

 

Рассказы о том, что все документы могут сгореть в инкассаторской машине или еще каким-то образом уничтожены - это фантазии. Как объяснили представители банков, все транзакции по переводу инвалюты имеют отражение в нескольких экземплярах документов. И даже если все подтверждающие документы утрачены отправителем, или даже обеими участниками сделки, то и в этом случае суммы и адреса переводов могут быть детально восстановлены.

 

«Центральный банк видит, куда и сколько иностранной валюты перечисляется. В случаях, когда речь идет о десятках и сотнях миллионов долларов или евро, транзакции отслеживаются по особой процедуре», - утверждает эксперт, близко знакомый с этой темой.

 

Так что увидеть, сколько и куда ушло переводов в инвалюте – в любом случае не проблема. Проблемой может стать возврат отправленных сумм. Даже если международными судами будет признано, что какая-то часть этих переводов связана с мошенничеством. Пока официально не раскрыты схемы и не названы обвиняемые. И вообще до окончательного решения суда действует «презумпция невиновности».

 

Админсовет НБМ своим постановлениями самостоятельно назначил спецуправленцев и тем самым, волей неволей, принял на себя значительную долю ответственности за решения своих ставленников. То есть, по сути, за деятельность банков, которыми назначенные им лица будут управлять в течение девяти месяцев.

 

В течение этих девяти, или максимально одиннадцати месяцев (закон позволяет продлевать срок специального управления на два месяца) государственным структурам предстоит найти оптимальный, или так скажем, наименее болезненный выход из ситуации. Что, надо сказать, крайне сложно уже сегодня.

 

С учетом обвала курса национальной валюты, резкого поднятия ставок и нормы обязательного резервирования – для банков под спецуправлением наступили действительно кризисные времена. Во всяком случае, для двух из них - Banca de Economii и Banca Sociala, которые и до введения спецуправления испытывали сложности с поддержанием не только обязательных резервов, но и краткосрочной ликвидности.

 

Unibank, в котором специальное управление было введено позже на целый месяц, в этом ряду занимает особое положение. Судя по опубликованным балансу и обязательным отчетам, на конец ноября его показатели выглядели еще нормально (в отличие от BEM и BS). Однако в декабре, насколько нам известно, Unibank не смог востребовать порядка 900 млн леев с депозитов в Banca de Economii, а также более 200 млн леев – из краткосрочного размещения в Banca Sociala. В тогдашней беседе член руководства Unibank на условиях конфиденциальности пояснил корреспонденту «ЛП», что в отличие от некоторых других кредиторов, Unibank не может получить причитающиеся ему средства из банков, где введено специальное управление.

 

«Более того, ревизоры из НБМ настояли на том, чтобы даже «застрявшие» в Banca Sociala наши вложения на срок 14 дней не считать краткосрочными ликвидными активами. В результате норматив по ликвидности был нарушен, ненамного – отклонение не превысило нескольких процентов, но этого оказалось достаточно для введения внешнего управления», - рассказывает мой собеседник.

 

При этом на вопрос, что за «требования иностранных компаний на сумму порядка 17 млрд леев Unibank передал Banca Sociala, наш собеседник ответить затруднился. Он сказал, что даже в принципе не может представить себе схему, по которой один молдавский банк может передать другому молдавскому банку свои обязательства перед третьим лицом, тем более нерезидентом. Тем более на сумму, которой никогда не было на его балансе.

 

При этом остается фактом, что вырос объем депозитов, размещенных другими банками в Banca Sociala, по итогам ноября с 1362 млн леев на конец октября до 11 647 млн леев. Из которых эквивалент 6091 млн леев – это депозиты других банков в иностранной валюте, что составляло на ту отчетную дату 75% от суммарного объема депозитов, принятых банками резидентами Молдовы от других банков в иностранной валюте. Согласитесь – ситуация неординарная.

 

Отметим, что и по итогам октября «львиная доля» депозитов банков в иностранной валюте была разделена между тремя банками (сумму валюты далее приводим в эквиваленте в молдавских леях по тогдашнему курсу): на Unibank приходилось 3 699 млн, на Banca de Economii – 1 916 млн, на Banca Sociala – 1 362 млн. «Перераспределение долей» по этому показателю, конечно, требует объяснений. Вряд ли оно могло произойти только в результате более выгодного предложения со стороны Banca Sociala.

 

К тому же на его балансе в ноябре вдруг «нарисовались» еще порядка 5,5 млрд леев в разделе «прочие активы», которые как мы уже сказали в сумме пополнились сразу на 17 млрд леев. По какому именно из нескольких счетов этой статьи баланса произошел такой грандиозный скачок, может сегодня сказать только специальный управляющий Матей Дохотару и его кураторы в НБМ. Когда эта информация будет раскрыта для публики, мы не беремся сказать. Тайны раскрываются постепенно.

 

Мы рассчитываем познакомить наших читателей с очередной порцией сведений на этот счет в следующем номере.

24912 Автор: Александр ТАКИЙ

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

По долгам Банка Сочиалэ еще

По долгам Банка Сочиалэ еще гасить и гасить. У него на конец января по статье "депозиты банков" остается сумма эквивалентная 12,6 млрд леев , из которых 7,9 млрд - это прямые обязательства перед другими банками в иностранной валюте. (см. опубликованную 20 февраля на сайте НБМ Банковский сектор › Структура депозитов по банковскому сектору › Январь 2015) Все еще только начинается?

По долгам Банка Сочиалэ еще

По долгам Банка Сочиалэ еще гасить и гасить. У него на конец января по статье "депозиты банков" остается сумма эквивалентная 12,6 млрд леев , из которых 7,9 млрд - это прямые обязательства перед другими банками в иностранной валюте. (см. опубликованную 20 февраля на сайте НБМ Банковский сектор › Структура депозитов по банковскому сектору › Январь 2015) Все еще только начинается?










Архив номеров
/taxonomy/term




Vip-календарь
в этот день родились:
1971
ГРИНШПУН ЭммануилПредприниматель.
1974


Курс валют НБМ на 30.04.2017
20.9869
+0.0000
19.2567
+0.0000
4.6349
+0.0000
0.3392
+0.0000
0.7254
+0.0000

23/0430/04


Рейтинг


Опрос
Как часто вы пользуетесь социальными сетями ?
Не пользуюсь
14%
Не чаще одного раза в месяц
2%
Несколько раз в месяц
10%
Каждую неделю
14%
Каждый день
60%
Всего голосов: 42