Weekend
Дмитрий Илларионов № 8 (1366) 05 Мар. 2021 Битва за гитару Дмитрия Илларионова

В Органном зале в программе «Мэрцишора» великолепный концерт дал виртуоз-гитарист Дмитрий Илларионов, наш земляк. Музыкант экстра-класса является одним из самых популярных и титулованных классических гитаристов России. Среди наград - гран-при крупнейшего конкурса классической гитары «Guitar Foundation of America» (GFA).

 

«ЛП»: - Дмитрий, первые уроки игры на гитаре Вы получили в музыкальной школе Кишинева. Они помогли вам полюбить инструмент?

- Конечно, помог Кишинев, потому что все корни отсюда. И атмосфера, которая была в семье, как я сейчас понимаю, дала возможность задуматься о том, что я могу стать гитаристом. Напротив нашей квартиры был ресторан «Мугурел», в котором по субботам звучала молдавская народная музыка, которую я обожал с самого детства. Родители очень любили музыку, папе нравились джаз и классика, у нас всегда звучали замечательные пластинки.

При этом на вопрос, почему я выбрал именно гитару, у меня ответа нет. Впечатление такое, будто я ее всегда любил, мне всегда хотелось быть рядом с гитарой. И когда решил заниматься музыкой, сказал родителям, что хочу играть именно на этом инструменте. При этом я ни разу не был ни на одном гитарном концерте.

«ЛП»: - А когда Вы поняли, что будете профессионально играть?

- Это случилось практически сразу, после того, как азы мне дали первые педагоги Валерий Емельянов и Елена Бондаренко. У них был свой ансамбль гитаристов в ДК Профсоюзов на Рышкановке, довольно известный, они много выступали, и я играл на концертах чуть ли не с первого класса музыкальной школы. И никаких сомнений не было в том, что буду продолжать образование. Это какое-то предвидение, предчувствие судьбы, можно так сказать. В молодом возрасте я говорил, что играл на гитаре до того, как родился.

«ЛП»: - Вашим наставником в Российской академии музыки им. Гнесиных стал профессор, заслуженный артист России легендарный Александр Фраучи. Какие главные уроки получили от него?

- Я мечтал учиться у него, и когда это произошло, пришел в совершеннейший восторг. Конечно, Фраучи дал невероятный толчок. Однажды после успеха на одном из международных конкурсов в Польше я пришел его поблагодарить, а он и говорит, что ничему не научил, потому что все во мне было заложено. Я сейчас понимаю, что он имел в виду, потому что сам педагог с большим стажем. Он интересно работал: именно раскрывая способности в ученике, направляя, как-то подсказывая. И при этом говорил, что сам учится вместе со мной. И я, в свою очередь, когда занимаюсь с талантливыми музыкантами: продолжаю у них учиться, мы что-то вместе открываем, и получается очень интересно.

«ЛП»: - Гитара всегда была солирующим инструментом, а еще и аристократическим: на барочной играли при дворах европейской знати. Сейчас Вы говорите, что ее не воспринимают всерьез. Почему?

- Гитара ведь очень разная, существует огромное количество видов, подвидов и т. д. В музыке современной – джазе, роке, и т. д. гитара на первом месте, все ее любят и знают. Есть еще гитара прикладная, которая в каждой квартире, на которой играют три аккорда - это другая гитара. А вот аристократическая гитара, которая была когда-то, в какой-то момент превратилась в классическую гитару. И она существует до сих пор. Когда я говорю о несерьезном отношении к инструменту - имею в виду место в современном академическом мире именно классической гитары. Так получилось, что классические музыканты, которые играют на других инструментах, дирижеры, продюсеры, как правило, не воспринимают гитару серьезно именно из-за того, что она присутствует почти в каждой семье, и воспринимается как инструмент, аккомпанирующий пению. И в этом большая проблема. А мы, современные классические гитаристы, доказываем, что гитара – это полноценный концертный инструмент именно в качестве академического.

«ЛП»: - В Вашем репертуаре много музыки самых разных стилей и направлений, в том числе и музыка Баха, который для гитары не писал. Как произошло обращение к творчеству композитора?

- На это повлиял, наверное, Фраучи, потому что он играл «Чакону» Баха на гитаре лучше всех в стране. Я сделал свое переложение лет 15 назад. Вообще гитаристы играют лютневые произведения Баха, он писал якобы для лютни. Но скорее всего писал для клавишного инструмента со звуком лютни. Тем не менее гитаристы считают, что это нужно играть. И я уверен, что Бах бы только порадовался тому, что мы это делаем – таким образом обогащается репертуар, потому что в первую очередь это великая музыка. А проблема гитаристов в том, что не так много великих композиторов писали оригинальные сочинения для нашего инструмента.

«ЛП»: - Вы принимали участие в документальном фильме «Битва за гитару», снятом телеканалом «Культура». За гитару действительно надо сражаться?

- Фильм был посвящен 100-летию со дня рождения Александра Иванова-Крамского, одного из видных классических гитаристов. В те годы существовали разные кланы шестиструнной и семиструнной гитар, и они действительно друг с другом бились, писали кляузы, пытались к борьбе подключить даже КГБ. И поэтому не было и нет до сих пор классической гитары в Московской консерватории, главный класс – у нас в Гнесинской академии, где я преподаю. Но тут есть еще одна проблема – гитара в системе образования почему-то находится на кафедре народных инструментов. Как туда определили классическую гитару? Она ведь по факту никакого отношения не имеет к народной музыке. Потому наша битва за гитару продолжается.

«ЛП»: - Вы лауреат более 20 международных конкурсов. Любите соревноваться, или в этом есть практический смысл?

- Конкурсы созданы для молодых, чтобы дать толчок карьере. Я любил состязаться, сейчас уже не езжу ни на какие конкурсы. Участвовал, чтобы зарабатывать деньги. Нас было несколько таких конкурсных ребят, мы друг с другом соревновались. Но мне не по душе эта спортивная составляющая – в музыке ее быть не должно. Ведь исполнители все такие разные яркие индивидуальности, среди них невероятно сложно определить лучшего. Теперь на конкурсах побеждают мои студенты, и соревнование происходит между педагогами. Конкурсы нужны для развития, ведь ты занимаешься совсем по-другому, когда к ним готовишься.

«ЛП»: - А исполнительство на конкурсе сильно отличается от концертного?

- Считаю, что нет: ты должен играть одинаково. Другой вопрос, что я сам иногда чуть-чуть не то чтобы подстраивался под жюри... Когда выиграл конкурс гитарной ассоциации Америки, я знал, что им может не понравиться в моей игре, и немного сгладил углы. Ведь я всегда был таким «диким» гитаристом, потому что играю очень громко, жестким звуком, где нужно. Потому что нельзя играть только сладким, тихим, обволакивающим. По сути, я играю, образно говоря, на совсем другом инструменте, чем многие гитаристы. И стараюсь популяризировать именно ту гитару, которая, с моей точки зрения, настоящая. Которая будет понятна публике, другим музыкантам – пианистам, скрипачам и т.д. Потому что они считают гитару странным инструментом, у которого мало возможностей.

«ЛП»: - У гитары есть свои мастера, как Страдивари у скрипки?

- Да. Современная классическая гитара, как она выглядит сейчас, появилась только в середине XIX века. До этого инструмент развивался, форма менялась. А после этого началась новая волна развития. И к XXI веку появились совершенно новые технологии в плане изготовления инструмента. Гитара меняет в какой-то степени и форму: некоторые мастера перестали делать резонаторное отверстие там, где оно всегда находилось – под струнами. Вы удивитесь: есть гитары, полностью закрытые, а резонаторное отверстие «сморит» сбоку. Гитара любопытно эволюционирует. Но все равно есть классический вариант, его создал великий испанский мастер Торрес. Один из лучших испанских мастеров на сегодняшний день – Пако Марин, он сделал для меня гитару. В России немало хороших специалистов. Сегодня со мной инструмент японца Масаджи Нобе 1999 года. Кстати, это приз – я ее выиграл на конкурсе в Гданьске в том же году.

«ЛП»:- Ваши родители – философы. Они научили Вас философскому отношению к жизни?

- Надеюсь, что да. В любом случае их занятия даром для меня не прошли. Но что была философия в советское время – тоже вопрос. Однако у родителей был определенный подход к умственному развитию, осмыслению жизни, и т. д. И это все отразилось в моей музыке. Например, мне очень нравится современная музыка, а ее никак кроме как философией назвать нельзя. Один из любимых композиторов – Андрей Зеленский из Москвы. У меня есть целая программа, построенная только на современной музыке.

Автор: Татьяна МИГУЛИНА