Интерпресс
Ян-Вернер МЮЛЛЕР № 4 (1362) 05 Фев. 2021 На популистском фронте без перемен?

Либералы во всём мире тешат себя надеждой, что в агрессивной развязке президентства Дональда Трампа есть светлый проблеск: позорный уход этого генерального подстрекателя с политической арены обуздает авторитарных популистов в других странах. К сожалению, их оптимизм наивен.

 

Вопреки стандартным представлениям о популистской «волне», которая поднялась в мире в последние годы, взлёт и падение популистских лидеров обычно не имеют значительного транснационального эффекта. Как говорится, нет чести у воров, и точно так же не было видно солидарности в так называемом Популистском интернационале, когда она была реально важна. Приятели Трампа – премьер-министр Индии Нарендра Моди, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и даже президент России Владимир Путин – в конце концов признали победу Джо Байдена на выборах.

Ещё важнее другое: хотя Трамп был поистине вездесущим, он не является типичным популистом. Оказавшись у власти, крайне правые популисты обычно очень осторожны и стараются сохранять фасад законности, избегая напрямую связываться с уличным насилием. Штурм Капитолия 6 января стал явным признаком отчаяния, поэтому его нельзя считать предсказанием судьбы популистских (и крайне правых, радикальных) движений в других странах. Можно сделать лишь один реальный вывод: клептократы-популисты способны прибегнуть к мобилизации уличного насилия, если действительно окажутся загнанными в угол.

Либералы часто утверждают, что они оценивают мир во всей его сложности, в то время как популисты его сильно упрощают. Но именно либералы проталкивают крайне упрощённую идею глобальной популистской волны, как будто не нужно очень тщательно учитывать конкретные национальные условия.

Согласно этой теории домино, которую с энтузиазмом поддержали и сами популисты, неожиданный триумф Трампа в 2016 году должен был способствовать победе крайне правых популистов в Австрии, Нидерландах и Франции. В реальности произошло прямо противоположное. В Австрии Норберт Хофер, кандидат в президенты от крайне правой Австрийской партии свободы, проиграл после того, как перенял приёмчики Трампа, потому что стал выглядеть неподобающе для президента. В Нидерландах крайне правый демагог Герт Вилдерс получил прямую поддержку от Трампа, однако в конечном итоге это ему мало помогло. А во Франции Марин Ле Пен проиграла на президентских выборах 2017 года Эммануэлю Макрону, что подтвердило уже ставший очевидным вывод: евро-трампизм, наверное, не является очень эффективной стратегий.

Надо ли говорить, что методы, срабатывающие в одной политической культуре, в других могут не сработать. Многое также зависит от решений политических игроков, которые сами по себе не являются популистами. В американском случае Трампу помог коллаборационизм консервативной элиты и Республиканской партии. Ни одна крайне правая популистская партия не пришла к власти в странах Западной Европы (наверное, за исключением Италии) или Северной Америки без сознательной помощи со стороны якобы правоцентристских деятелей (и большинство из них не были привлечены к ответственности за свою роль в превращении крайне правых в одну из ведущих сил).

Кроме того, даже если у партий и стилей государственного управления, которые обычно ассоциируются с крайне правым популизмом, наблюдается сходство, из этого не следует, что у подъёма популистов везде одинаковые причины. Скорее, это сходство объясняется тем, что лидеры-популисты иногда учатся друг у друга.

Например, сегодня появилась стандартная популистская практика – давить докучливые неправительственные организации с помощью якобы нейтральных изменений в законах. Один из комментаторов назвал это «авторитарным легализмом»: многие крайне правые популисты, находящиеся у власти, старательно соблюдают формальные правила и нормы, чтобы сохранить патину нейтральности и создать убедительные аргументы для отрицания ответственности за свои политические действия. В отличие от Трампа, эти лидеры понимают, что уличное насилие представителей не поддающегося контролю движения может спровоцировать негативную реакцию как внутри страны, так и у международной аудитории.

Даже там, где насилие де-факто поощряется, как это происходит в случае с преследованием мусульман в Индии, которой правит партия индийских националистов «Бхаратия Джаната», фигуры, подобные Моди, стараются не делать публичных заявлений, которые можно было бы интерпретировать как прямое подстрекательство. Точно так же в Венгрии правительство неустанно пропагандирует идеи в расистском и антисемитском духе, но при этом премьер-министр Виктор Орбан очень осторожен и всегда ограничивается лишь кодовыми словами, понятными только узкой части аудитории, чтобы не поставить под угрозу критически важные для него отношения с немецкими христианским демократами и автопромом Германии.

Оказавшись загнанным в угол, любой популист, конечно, может прибегнуть к методам выбранного Трампом эндшпиля: попытаться заставить элиты фальсифицировать выборы, чтобы не допустить передачи власти, или использовать крайне правых экстремистов для запугивания законодателей. Эти отчаянные действия стали свидетельством слабости Трампа. Но важно отметить, что большинство республиканцев до сих пор не отреклись от Трампа, даже на фоне его откровенно незаконного поведения 6 января.

Другие крайне правые популисты вполне могут взять на заметку этот факт. Последние события в США показали, что элита, готовая к коллаборационизму с авторитарными лидерами, может стерпеть очень многое. Этот позорный прецедент, наверное, будет особенно актуален для тех стран, где, благодаря коррумпированному капитализму «друзей власти», деловое сообщество оказалось втянуто в незаконное поведение.

Более умные, чем Трамп, популисты, душат демократию медленно, используя правовые и конституционные махинации. Однако эти клептократии крайне правых популистов, которые, как выразился индийский журналист Капил Комиредди, опираются на крупный бизнес и фанатизм сторонников, скорее всего, не уйдут тихо и без радикальных перемен.

 

Ян-Вернер МЮЛЛЕР
профессор политологии в Принстонском университете, научный сотрудник
Берлинского института перспективных исследований, автор готовящейся
к выходу книги «
Демократия решает» (издательство Farrar, Straus and Giroux, 2021).

© Project Syndicate, 2021.
 

Автор: (c) Project Syndicate