Политика и экономика
Сергей Анастасов № 46 (1356) 11 Дек. 2020 «Пороги» как прецедент местной автономии

Проект налоговой политики на 2021 г., утвержденный на прошлой неделе парламентом в первом чтении, включает меры по консолидации местных бюджетов. Это отмена скидки в 15% при уплате полной суммы налога на недвижимость до конца июня. Плюс установление ставки этого налога в пределах от 0,05% до 0,4% от рыночной стоимости объекта, а также специальных местных сборов за предоставление публичных услуг, кроме тех, что предусмотрены в НК. Размер сборов и порядок их определения местные органы власти также будут принимать самостоятельно.

 

В то же время проект предусматривает «пороги» местных сборов, которые для большей предсказуемости будут утверждаться на 3 года. Так, на сбор за благоустройство территорий в 2021 году предложено установить их на уровне 200 леев в год, в 2022 г. – 210 леев, в 2023 г. – 220 леев. Максимум сборов за объекты торговли и/или объекты по оказанию услуг для мун. Кишинев составит 100 тыс. леев в 2021 г., 105 тыс. леев – в 2022 г. и 110 тыс. 225 леев – в 2023 г. Для других муниципиев и городов - 75 тыс. леев за каждый объект торговли и/или объект по оказанию услуг в 2021 г., 78,75 тыс. леев – в 2022 г. и 82 тыс. 687 леев – в 2023 г. В коммунах в 2021-2023 гг. он не должен превышать 50 тыс. леев, 52,5 тыс. и, соответственно 55 тыс. 125 леев.

На два вида деятельности предлагается установить максимальные пределы, вне зависимости от населенного пункта: для розничной торговли автомобильным топливом в специализированных торговых точках – 200 тыс. леев в 2021 г., 210 тыс. леев – в 2022 г. и 220,5 тыс. леев – в 2023 г., а для деятельности по организации азартных игр и заключения пари – 500 тыс. леев, 510 тыс. леев и 535,5 тыс. леев, соответственно.

Рыночный сбор также будет диверсифицированным. В 2021 г. в столице он составит 100 леев в год за кв. м, в других городах и муниципиях – 75 леев/кв. м, в коммунах – 50 леев/кв. м. В последующие 2 года он увеличится. В мун. Кишинев – до 105 леев и, соответственно, 110 леев/кв. м; в других городах и муниципиях – до 79 и 83 леев/кв. м; в коммунах – до 53 и 56 леев/кв. м.

В документе предложено также установить сбор за предоставление услуг по перевозке пассажиров для трех категорий транспорта. Такси могут облагаться по максимальной ставке 6 тыс. леев в 2021 г., 6,3 тыс. – в 2022 г. и 6615 леев – в 2023 г.; бусы вместимостью до 24 мест – 15 тыс. леев, 15 тыс. 750 леев и, соответственно, 16 тыс. 537 леев в 2021-2023 гг., а свыше 25 мест - 27,6 тыс. в 2021 г., 28 тыс. 980 леев – в 2022 г., 30 тыс. 439 леев – в 2023 г.

Максимальный сбор за парковку предложено установить на уровне 30 леев в год за кв. м в 2021 г., 31,5 леев – в 2022 г. и 33 леев – в 2023 г., сбор за рекламные устройства – 1200 леев, 1260 леев и, соответственно, 1323 лея в год. Для нескольких категорий местных сборов предельная ставка не будет меняться. Максимальный сбор за организацию аукционов и лотерей в 2021-2023 гг. составит 0,25% дохода от продажи товаров или суммы, на которую выпускаются лотерейные билеты, сбор за использование местной символики – 0,25% дохода от продаж, сбор за размещение рекламы - 5% дохода, сбор за временное проживание - 7,5% дохода, курортный сбор - 2,5% ежегодного дохода от продажи путевок для отдыха и лечения.

По усмотрению местной администрации будут устанавливаться сборы для владельцев собак и на санитарную очистку. Пределы ставок для них не предусмотрены.

По мнению Виорела Гырбу, эксперта Конгресса местных властей CALM, проблема в том, что центральные власти установили «пороги», но не аргументировали их размеры. «Мы бы хотели понять их логику. – говорит он. – Местная демократия предполагает решение проблем городов и сел, а они всегда разные, и советники на местах знают их лучше. Поэтому первый вопрос к правительству: исходя из каких соображений были установлены максимальные «пороги»? Из разговоров с представителями минфина выяснилось, что были взяты максимальные показатели по некоторым населенным пунктам. В Молдове нет в открытом доступе регистра ставок местных налогов, и сложно найти соответствующую информацию».

В организации видят в этом попытку лоббировать интересы крупного бизнеса. Считают, что их продвигают компании, торгующие нефтепродуктами, которые давно жалуются на высокие местные налоги. В некоторых населенных пунктах, через которые проходят национальные трассы, местные власти подняли ставки. Они видят в этом возможность развивать дорожную инфраструктуру, в которой заинтересованы и сами компании. В CALM вспоминают и попытки уменьшить налог на использование местной символики, которые предпринимал комбинат Cricova.

«Посредством этих плафонов правительство пытается оградить бизнес от чрезмерной нагрузки, которая гипотетически может быть установлена местными властями, - объясняет эксперт. - Но бизнесы у нас разные – местного и национального значения. Последние нередко зарегистрированы и действуют на местах, а управляются из Кишинева или из-за границы».

Давно идут разговоры о налоге на природные ресурсы, который собирается местными властями второго уровня, а у властей первого уровня нет стимулов развивать соответствующую инфраструктуру, отмечает он. В этом плане существует определенный конфликт между двумя уровнями местной власти. Аналогичная ситуация складывается и с плафонами по местным налогам. Экономические агенты, которые заинтересованы в их установлении, как правило, не живут в тех местах, где зарабатывают, поэтому не понимают их проблем.

С другой стороны, если местные избранники решат применить максимальные ставки, то малый бизнес умрет, предполагает Виорел Гырбу. Поэтому они на это не пойдут, соответственно, возможности инвестирования в инфраструктуру и др. проекты местного значения сокращается.

На эти вопросы необходимо смотреть шире, считает он. Новый закон о местных публичных финансах оборвал связь между местной властью и бизнесом. Если до его принятия примэрии получали средства от налога на доход юрлиц, то до прошлого года он полностью шел в госбюджет, а сейчас 10% от этого налога направляются в фонд стабилизации. Провели это изменение власти не законом, поэтому оно может исчезнуть без каких-либо проблем, опасается эксперт.

Примар Комрата Сергей Анастасов замечает, что у местных властей есть возможность защитить малый бизнес - отдельным решением установить разные ставки для крупных и маленьких предприятий, а также варьировать их, в зависимости от месторасположения объектов. Но подчеркивает, что сегодня доходы местных бюджетов используются для покрытия расходов на сферы, развитие которых в компетенции центральных властей.

«Увеличение финансовой нагрузки, особенно для муниципиев, – серьезная проблема, - говорит он. - Два года назад центральные власти повысили зарплаты работникам культуры, спорта и др., но не предусмотрели для этого средств. Так как они на балансе примэрии, это произошло за счет нас. В 2015 году на зарплаты город выделял 460 тыс леев, а в 2021 г. - 1,65 млн леев. А сам бюджет вырос всего на 80%. И получается, что бюджет города растет, а средств на решение местных проблем меньше. Такие решения центральные власти не должны принимать без нас».

Эти изменения, на первый взгляд, не создадут серьезных проблем для небольших населенных пунктов, отмечает Николай Тудоряну, примар села Фештелица района Штефан Водэ. «Они больше повлияют на города, где много заправок, а для нас это ничего не изменит, - говорит он. - Но вопрос в том, что установление «порогов» урезает местную автономию и создает прецедент».

Автономия не пострадает, если решение правительство принимает совместно с местными властями, считает Сергей Анастасов. Некоторые налоги могут устанавливаться с учетом предложений примаров, чтобы местным властям меньше приходилось заниматься политикой, особенно когда вопросы касаются социальной справедливости. К примеру, установить налог на вывоз мусора. «Сегодня жители Комрата за вывоз мусора платят 10 леев, хотя стоимость этой услуги составляет 22 лея. А советники из политических соображений могут предлагать и 3 лея, - говорит он. - Вот тут правительство должно установить нижний предел».

Он предлагает другое решение. У местных властей сегодня большие проблемы с экологией (очистные сооружения, водоснабжение и канализация) и дорогами. Поэтому было бы правильно, чтобы на эти цели направляли хотя бы 3 млрд леев, распределяя их на душу населения. Для маленьких сел можно предусмотреть коэффициент1/2. «Тогда будет предсказуемость в распределении бюджетных средств, - объясняет он. - За 10 лет Комрат получил всего 7 млн леев из экологического фонда. В этом году выделено еще 8 млн леев. В то время, как некоторые города получали по 40-50 млн леев, хотя налоги собирают со всех одинаково».

Что касается предложений по консолидации местных бюджетов, то эксперты отмечают: за счет скидки местные власти до сих пор получали средства летом. «Если правительство хотело изменить процедуру, то нужно было установить дату уплаты налога на первый семестр года, говорит Виорел Гырбу. - Отмена скидки - небольшая помощь, но проблемы этого налога сложнее, и связаны они с переоценкой недвижимости».

Власти позволили устанавливать более высокий налог на недвижимость. До этого местные избранники могли поднимать его до 0,1% от рыночной стоимости объекта, сейчас – до 0,4%. Однако дома в сельской местности до сих пор не оценены. И если человек купил дом недавно, то в кадастре его оценка адекватна сегодняшней ситуации на рынке. А если раньше, то стоимость невысока. Поэтому местные избранники вряд ли увеличат налог, так как понимают, что это вызовет недовольство, предполагает эксперт.

Автор: Татьяна ШИКИРЛИЙСКАЯ