Интерпресс
Шелдон УАЙТХАУС № 45 (1355) 04 Дек. 2020 Захваченные суды Америки

Любой беспристрастный наблюдатель американской политической системы должен задаться вопросом, почему, когда Соединенные Штаты сталкиваются с самым высоким в мире числом погибших от COVID-19 и разоренной экономикой, лидер большинства в Сенате США Митч МакКоннелл лишь утверждает назначенцев уходящего Президента Дональда Трампа в федеральную судебную систему. Довольно странное поведение.

 

Объяснение этому – заинтересованное лобби, действующее в значительной степени вне поля зрения общественности – политическое существо, которое преследовало судебную систему Америки на протяжении нескольких поколений и настроено на захват как можно большего контроля, пока это возможно.

Справедливости ради следует отметить, что странно себя ведет не только МакКоннелл. Осенью 2016 года республиканцы изобрели удобный «принцип», согласно которому Сенат не должен утверждать кандидатов в Верховный суд в год выборов и заблокировали кандидата Президента Барака Обамы, уважаемого Меррика Гарленда. Сенатор Линдси Грэм недвусмысленно высказался по поводу прецедента: «Если откроется вакансия в последний год президентского срока Трампа и начнется праймериз, мы подождем до следующих выборов».

«Сохраните запись» – добавил Грэм.

Накануне смерти судьи Рут Бейдер Гинзбург в сентябре - всего за шесть недель до выборов - республиканцы запись проигнорировали. В течение 80 минут после объявления о кончине Гинзбург, МакКоннелл дал понять, что Сенат протолкнёт кандидата Трампа через процесс утверждения до самого Суда. Республиканцы быстро подчинились. Некоторые члены даже заявили о своей полной поддержке кандидата еще до того, как он был назван.

Трудно заметить силу, стоящую за этими подорванными нормами и откровенным лицемерием. Но если вы видите лицемерие при свете дня, ищите силу в тени.

Десятилетия назад состоятельная группа корпоративных интересов и идеологов от правых разработала план систематического влияния на суды США. Они признали, что непопулярная политика, к которой они стремились – снижение доступа избирателей к избирательным участкам, наводнение выборов неограниченными корпоративными деньгами и ослабление жизненно важных мер по защите окружающей среды – постоянно сталкивается со сдерживающими факторами со стороны избранных ветвей власти. Но суды, укомплектованные сговорчивыми судьями и представленные правильными делами, могут обеспечить надежные политические победы, не отчитываясь при этом перед избирателями.

По указанию будущего судьи Верховного суда Льюиса Пауэлла, группа приступила к созданию машины влияния для формирования и манипулирования судами. Эта работа достигла высшей точки, когда Леонард Лео, консервативный политический предприниматель, организовал поток кандидатов в судьи через Общество Федералистов, организацию, которую Трамп «внедрил» в Белый дом для решения вопросов, связанных с его судейским выбором.

Для того чтобы облегчить утверждение кандидатов, группа, управляющая составом Общества Федералистов, также организовала кампании в политическом стиле, включая обличающие ролики против сенаторов, которые могли встать у них на пути. Она поддерживала организации, троллящие истцов для представления дел, продвигающих повестку дня крупных доноров. И она поддерживала флотилии якобы независимых некоммерческих групп, лоббирующих суды в качестве amici curiae («друзей Суда»), подающих записки по делу, чтобы указать судьям, как им действовать.

Это предоставило небольшой группе анонимных доноров эффективный контроль над назначениями республиканцами судей и платформу для лоббирования, чтобы донести до судей программу доноров – при этом, их роль оставалась незамеченной. Фактически, корпоративные интересы провели тайную операцию против своей собственной страны.

Грязные деньги являются источником жизненной силы этой разветвленной схемы. Огромные объемы анонимного финансирования скрывают особые интересы, стоящие за механизмом захвата суда и затеняют координацию, которая это поддерживает. По данным Washington Post, сеть ведущих групп Лео составляет не менее $250 млн.

Возьмем, к примеру, Сеть Судебных Кризисов, которая координирует усилия по связям с общественностью и размещает агитационную рекламу для кандидатов в судьи от правого крыла. Она получила анонимные пожертвования в размере $17 млн на борьбу за место судьи Антонина Скалиа в Верховном суде; $17 млн за проблемное выдвижение Бретта Кавано в Верховный суд; и $15 млн на то, чтобы подтвердить, что Эми Кони Барретт станет преемницей Гинзбург. Если это был тот же самый донор, то один человек потратил почти $50 млн на то, чтобы повлиять на состав Верховного суда США. И мы понятия не имеем, кто этот человек, не говоря уже о том, какие дела он или она может иметь в Суде.

Затем идут флотилии скоординированных друзей заявителей. Машина влияния правых направляет средства через организации, занимающиеся сокрытием личных данных, такие как DonorsTrust и Donors Capital Fund, группам, которые затем отправляют шквал экспертных заключений для оказания поддержки желаемого донорами результата. В этом году группа наблюдателей выявила, что несколько организаций, занимающихся отмыванием личных данных, направили более $68 млн на финансирование 11 экспертных заключений, которые единогласно выступали за ослабление Бюро финансовой защиты потребителей, ярого противника особых корпоративных интересов.

Результатом этой схемы является тревожный список решений в пользу ряда особых интересов. За время пребывания на посту главного судьи Джона Робертса, Суд вынес 80 партийных решений с соотношением 5–4 голосов, отвечающих определенным интересам республиканских доноров. Некоторые из наиболее вопиющих и разрушительных решений – например, печально известное постановление Citizens United 2010 года, открывшее путь для неограниченных расходов грязных денег на выборах - вызвали гнев общественности.

При отсутствии контроля, список партийных побед в Верховном суде будет расти, а с новым назначенным республиканцами большинством в Суде, 6 голосов против 3, возможно даже быстрее.

Одной из мер противодействия этой подпольной, коррумпированной машине является пролить на нее свет.

Безусловно, те, кто финансирует операцию по захвату суда, вложат немало ресурсов в ее защиту. Но чем больше света мы сможем пролить на созданное ими существо, тем меньше возможностей у него останется для действий в тени.

 

Шелдон УАЙТХАУС
член Сената США от Род-Айленда.

© Project Syndicate, 2020.

Автор: (c) Project Syndicate