Политика и экономика
Владимир Головатюк № 37 (1347) 09 Окт. 2020 Для кредитов и грантов важна «погода в доме»

Работа над проектом бюджета на следующий год идет полным ходом. Хотя об этом стараются особо не распространяться, но в минфине  одновременно обсуждаются различные сценарии.

 

Рискну оказаться адвокатом ведомства, но задача минфина – справиться с ситуацией в этом году и подготовить бюджет-2021– не просто незавидная, а на грани эквилибристики, почти гадание на кофейной гуще. Ждать исполнения запланированных показателей этого года и точных сценариев на следующий практически невозможно. Прогнозы минэкономики, которые составлялись в иных обстоятельствах, постоянно корректируются. Курс лея к доллару, на котором завязаны расчеты ведомства, ниже запланированного, поэтому показатели, которые согласованы, к примеру, по НДС и акцизам в бюджете этого года, изначально не могут быть исполнены. То же самое касается уровня инфляции, от которого рассчитывается показатель по заработной плате, объемов ВВП и так далее.

Это не снимает задачу с минфина, но нельзя не учитывать и фактор нестабильности. В последнее время правительству не раз указывали на неисполнение бюджета. Так, экс-председатель парламентской комиссии по экономике, эксперт Вячеслав Ионицэ отметил в своём блоге, что Молдова рискует недополучить в этом году более 1,5 млрд леев грантов. Внося третий раз поправки в бюджет, правительство признаёт, что не может привлечь гранты, первоначально запланированные в нем. В начале года оно намеревалось получить 1,77 млрд леев в виде грантов, теперь сумма уменьшена до 0,93 млрд леев. Но и она нереальна, если учесть, что за 7 месяцев этого года удалось привлечь всего 122 млн леев.

«Если эти прогнозы сбудутся, то в этом году Молдова побьет собственный рекорд по минимальному объему полученных грантов. Скорее всего, они будут на историческом минимуме в 0,1% ВВП, или в 2 раза меньше, чем в 2018 году, когда составили 0,2% ВВП. В абсолютном выражении гранты в этом году, вероятно, составят менее  $11 млн, что является самым низким показателем за 16 лет», - предполагает Вячеслав Ионицэ.

Нынешний год – рекордсмен по потрясениям, особенно для экономики. Эксперты сравнивают его с послевоенным периодом по степени влияния эпидемии и засухи. Проблема усугубляется внутренней политической нестабильностью, подогреваемой предстоящими президентскими выборами, а  также возможными парламентскими.

«В этом году бюджет пересматривался трижды, и, думаю, это не конец, - предупреждает депутат парламента, экономист  Владимир Головатюк. - Первый раз изменения внесли в апреле, и это была реакция на введение чрезвычайного положения. Минэкономики пересмотрело свои макроэкономические прогнозы, а правительство не только не урезало бюджетные расходы, но увеличило их. Примерно аналогично оно поступило при внесении поправок в бюджет в июле, когда на несколько миллиардов были увеличены доходы. Но и расходы не сокращались».

Экономика отреагировала на карантинные меры сокращением объемов деятельности. Бюджетные поступления после падения в марте и апреле удалось подтянуть в мае и июне до параметров 2019 года, хотя сравнивать их с уровнем прошлого года непродуктивно, потому что бюджет верстался и был утвержден с ростом доходов на 8-9%. Третье изменение параметров бюджета было более прагматичным, сократили расходную часть. На этом настаивали внешние партнеры. Тем не менее, дефицит еще больше вырос, и доля внешних ресурсов для его финансирования - тоже.

«Дефицит огромный, он объясняется задачами по обеспечению поддержки населения, бизнеса, аграриев, здравоохранения, - продолжает Владимир Головатюк. - Для этого необходимы средства, а экономика не зарабатывает из-за ограничительных мер. Поэтому единственный выход – внешняя помощь. Блокирование российского кредита негативно сказалось на возможностях правительства по осуществлению расходов. И сейчас значительная их часть планируется за счет внешних ресурсов».

Есть гранты, в том числе от ЕС, которые оговорены принятием тех или иных поправок в законодательство, и в парламенте их не всегда поддерживают. Последние изменения в судебной системе, которые опротестовал КС, не позволяют апеллировать к помощи ЕС.

«Поэтому сложно сказать, поступят ли внешние ресурсы, которые предусмотрены в бюджете, до конца этого года, - говорит он. - В Молдове уже не раз бюджеты не исполнялись из-за поступления внешних кредитов и грантов в меньших объемах, чем планировалось. Думаю, что подобная ситуация нас ожидает и в этом году. Но даже если он не будет исполнен, это не коснется функциональности государства. Зарплаты и пенсии выплачиваются, инфраструктура модернизируется, то есть, ресурсы есть. Думаю, что до конца года проблем в этом смысле не будет, и правительство обеспечит жизнеспособность страны. Даже тот кредит, который Молдова получила в апреле от МВФ, фактически не использован. Лишь его незначительная часть».

Первый транш экстренной помощи ЕС Молдове в размере 50 млн евро - безусловный, а второй увязан с определенными условиями. Плюс договоренности с ВБ, ЕИБ, Банком Совета Европы. То есть, деньги должны прийти, но это зависит и от внутриполитической ситуации. К тому же речь идет не о традиционных европейских средствах с фиксированной ставкой, а кредитных, с плавающей ставкой, которая ниже рыночной, но позже может расти. Средства МВФ тоже могут поступить, но это зависит от многих факторов. Фонд может принять окончательное решение в ходе планового заседания, а может и раньше.

Сегодня в мире ограниченный ресурс кредитных средств, все считают деньги. И выжидают – выборы предстоят не только у нас, но и в странах-донорах. Увязывание помощи с тем или иным кандидатом и преобладание политических соображений над государственными мешает их получению. Наше поведение в собственном доме ставит под вопрос поступление денег в страну, подчеркивают эксперты. Никому ни на Западе, ни на Востоке не хочется вмешиваться во внутренние «разборки». 

«К сожалению, использование соответствующей экономической риторики для достижения «нужных» электоральных целей - это в традициях Молдовы, - говорит Галина Шеларь, директор Центра стратегических исследований и реформ. - Несмотря на чрезвычайность ситуации в стране, регионе, мире, все, что происходит в публичном пространстве, с экономическими реалиями страны почти не связано. И о бюджете чаще всего говорят не с позиций наших общих возможностей, а как об «абстрактном» исполнении и/или неисполнении обязательств государства. При этом, мы все как бы забываем, что сегодня главный экономический ресурс страны, и это касается не только Молдовы, - консолидация усилий государства, бизнеса, каждого из нас. Как будет исполнен бюджет-2020, во многом зависит от восстановления импорта (основной источник налоговых поступлений в бюджет), а это, в свою очередь, напрямую связано с активизацией бизнеса и населения».

И в вопросах внешней бюджетной поддержки важен прежде всего «политический флёр», а не социально-экономическое развитие, преодоление кризиса, приоритеты в использовании кредитных средств, отмечает она. «При этом, «за скобками» остаются вопросы поиска/расширения внутренних источников. То есть откладывается «на завтра» ответ как, из каких источников мы по кредитам (действующим и будущим) будем рассчитываться. А для кредиторов важно, какие действия мы предпринимаем с точки зрения оживления экономики, потому что от этого зависит выплата кредита», - подчеркивает Галина Шеларь.

Автор: Татьяна ШИКИРЛИЙСКАЯ