Weekend
№ 36 (1346) 02 Окт. 2020 Филармония в драматической перипетии

Коллектив Национальной филармонии имени Сергея Лункевича приходит в себя после страшного пожара в здании, случившегося 24 сентября. И не отменил, несмотря ни на что, концерт «Gala Excelentei Muzicale 2020», который состоялся 1 октября, в Международный день музыки, в Национальном Дворце имени Николая Сулака. В тот вечер чествовали лучших в музыкальном мире.

 

Пожар нанес серьезный удар по музыкальному наследию Молдовы. «Филармонии в этом году исполняется 80 лет, симфоническому оркестру — 90, - говорит художественный руководитель и главный дирижер оркестра Михаил Агафица. - За такой период был собран по крупицам огромный нотный материал, - и все сгорело! Это невосполнимая утрата, ведь произведения молдавских композиторов, которые хранились у нас в одном экземпляре, восстановить практически невозможно. Часть других нот можно найти, но за большие деньги. Я обратился ко всем филармониям из Румынии, нам обещали помочь. Многие дирижеры предложили ноты из своих архивов. Конечно, это не восполнит весь поистине золотой запас, который мы потеряли».

Как раз в скором времени планировалась инвентаризация нотного материала, и процесс его перевода в электронный формат. Для этого должна была приехать команда специалистов из Англии и Румынии. Сейчас Национальная библиотека берется перевести в электронный формат уцелевшие работы молдавских авторов. Также библиотека предоставила филармонии свои нотные архивы.

Еще огромная потеря — сгорели четыре больших рояля, очень дорогих, порядка 100-150 тыс. евро каждый.

В Национальной филармонии им. Сергея Лунчевича начинали самые знаменитые отечественные коллективы «Жок», «Флуераш», «Лэутары». Работали такие известные деятели молдавской культуры, как Сергей Лункевич, Тимофей Гуртовой, Владимир Курбет, Вероника Гарштя, Борис Милютин, Думитру Гойя, Виктор Копачинский, Николае Ботгрос, Николае Сулак...Она стала «альма-матер» и для легенд национальной эстрады: ансамблей «Норок» и «Плай», Иона Суручану, Юрие Садовника, Надежды Чепрага, Михая Долгана, Марии Кодряну и многих других, кто внес значительный вклад в формирование истории филармонии. Ее большой и малый залы всегда принимали звезд мировой величины...

«Кларнетист утратил свой кларнет. Остальное мы в принципе спасли, - комментирует главный дирижер. - Но надо понимать, что наши инструменты, ударные и духовые, и без того находятся в очень плохом состоянии. Они настолько старые, многие запаянные, связанные проволокой и т. д. … Конечно, мы на них играем. Но, думаю, что если предоставить наши инструменты, к примеру, музыкантам Венской или Берлинской филармоний, то они не исполнят ничего».

В XXI веке играть на перевязанных проволокой инструментах можно только в стране, где безнаказанно воруют миллиарды долларов... Быть может, теперь проблемой обеспечения оркестрантов инструментами озаботятся чиновники профильного ведомства? И артисты филармонии, по законам драматической перипетии, двинутся от несчастья к счастью?

Пожар «высветил» для общественности еще одну проблему. Оказывается, струнные инструменты каждый оркестрант покупает себе сам. «Причем такая практика только у нас, - подчеркнул Михаил Агафица. - В цивилизованных странах и струнные инструменты выдает филармония. Более того — оплачивает замену аксессуаров: волос для смычка, струны и т. д. А у нас каждому оркестранту из своей мизерной зарплаты приходится это делать самому. Что совсем недешево: один пакет струн для скрипки — 80 евро, а их надо менять хотя бы два раза в год. Для виолончели — гораздо дороже, для контрабаса — тем более. Не говоря уже об арфе — порядка 200-300 евро за пакет. Поменять волос на скрипичный смычок — 20 евро. Эти затраты каждый вынужден брать на себя. Как и стоимость инструментов: приличная скрипка обходится, как минимум, в 3 тыс. евро, виолончель — пять тысяч и т. д.».

Также в этом году исполняется 90 лет Академической хоровой капелле «Дойна». Ей повезло больше: сохранилась хоровая библиотека и костюмы.

Теперь все коллективы будут репетировать в разных местах. База симфонического оркестра и хоровой капеллы «Дойна» - во Дворце Республики. Ансамбль аккордеонистов «Концертино» разместило управлении культуры примэрии, а оркестр народной музыки «Фольклор» — в здании по ул. А. С. Пушкина, 24, где располагаются творческие союзы: на четвертом этаже есть зал, в котором можно репетировать. Администрация филармонии также переезжает на Пушкина, 24.

Филармония откроет сезон во Дворце Республики 9 октября. Затем 14 октября даст концерт ко Дню города в Кафедральном парке. И так далее. «Мы не отказались от своих планов. И очень надеемся, что нам не запретят работать. Необходимо поддерживать боевой дух оркестра, и нашу публику держать близко к сердцу», - заключает Михаил Агафица.

 

Немного истории

Любопытные подробности мы обнаружили в исторической справке 2016 года известного кишиневского исследователя Дмитрия Коваля (1947-2020 гг.).

«В течение одного неполного строительного сезона 1912 года здание цирка-театра было сооружено вчерне. Однако случилось непредвиденное: 19 октября стены пристроенной к зданию сцены обрушились, само же здание цирка осталось целым. Это тем более удивительно, что подрядчиком по строительству здания был один из самых опытных и квалифицированных специалистов по производству строительных работ Павел Кошелев.

Разрушение части здания из-за некачественной кладки стен можно объяснить тем, что параллельно со строительством здания цирка архитектор Владимир Цыганко (тогда занимавший должность Городского архитектора) и его подрядчик также занимались проведением капитального ремонта Кишиневского Кафедрального Собора. Вероятно, ввиду такой загруженности при строительстве по недосмотру была допущена ошибка. В строительный сезон 1913 года была перестроена разрушившаяся часть.

1 марта 1914 года владелец здания Константин Коломанди получил свидетельство с разрешением открыть в Кишиневе здание его цирка-театра по Шмидтовской улице (ныне М. Варлаам): театр-иллюзион под названием «Экспресс». Таким образом, в начале весны 1914 года здание было полностью введено в эксплуатацию. С большой долей вероятности проект здания цирка-театра составил известный бессарабский архитектор Владимир Цыганко, под техническим надзором которого и производилось сооружение здания.

Применяя современную лексику, можно сказать, что Коломанди устроил в здании своеобразный многофункциональный культурный центр, где, кроме циркового манежа со сценой, действовал также кинотеатр «Экспресс» и отдельный зал «Унион» для концертов, балов и вечеров. В 1920-30 годы название «Экспресс» стало общим для всех заведений: цирка, театра и кинозала.

В этом здании в конце 1935-начале 1936 года дала свои прощальные концерты перед отъездом за границу знаменитая оперная певица Лидия Липковская».

Автор: Татьяна МИГУЛИНА