Интерпресс
Жюль КОРТЕНХОРСТ № 23 (1333) 19 Июня 2020 Тот момент, когда Америка осталась позади

Правительства стран мира предпринимают сегодня меры по смягчению текущих экономических последствий Covid-19, но эти решения определят конкурентоспособность их стран на десятилетия вперёд. При правильном планировании государственные пакеты стимулирования и восстановления экономики позволят позиционировать страны и регионы мира для получения максимальных выгод от отраслей будущего.

 

Евросоюз уже готовится ускорить реализацию своего «Европейского зелёного курса». А Китай неизбежно воспользуется имевшимися у него ещё до пандемии конкурентными преимуществами в солнечной энергетике, электромобилях, аккумуляторах. Тем временем США всё очевидней рискуют остаться позади.

Европейский зелёный курс – это идеальная модель для разработчиков пакетов стимулирования и восстановления экономики; она позволяет одновременно создать краткосрочные и долгосрочные экономические преимущества. В краткосрочной перспективе предлагаемые в нём инвестиции помогут создать множество высокооплачиваемых рабочих мест в инфраструктуре чистой энергетики, благодаря финансированию установки новых мощностей солнечной и ветроэнергетики, строительству станций подзарядки электромобилей и заводов по производству водорода, программ по модернизации зданий с целью повышения их энергоэффективности.

Но ещё важнее то, что в долгосрочной перспективе результатом всех этих инвестиций станет снижение стоимости энергии, повышение устойчивости энергосистем, улучшение здоровья населения, а также множество иных выгод. Стоимость технологий чистой энергетики быстро падает, предсказуемо следуя за кривой обучаемости. Со временем они будут становиться только дешевле, внедряться быстрее и в больших масштабах.

Понимая все эти преимущества, Европа – в рамках своей программы восстановления экономики – уже выделила миллиарды евро на строительство солнечных энергоферм на Иберийском полуострове и оффшорных ветряных турбин в Северном море. Все работы будут выполнять европейские компании, в том числе Vestas, Siemens Gamesa и другие. Эти новые, крупные, возобновляемые источники дешёвого электричества будут затем использоваться для производства молекул водорода, которые в будущем обеспечат энергией тяжёлую промышленность. В рамках Европейского зелёного курса на инвестиции в водородную инфраструктуру выделяется 40 млрд евро ($45 млрд); цель в том, чтобы гарантировать работу на чистом топливе таких отраслей, как морские перевозки, производство стали и других.

Евросоюз также специально направит часть средств, предназначенных для восстановления экономики, на установку двух миллионов станций подзарядки электрического и водородного транспорта, тем самым стимулируя спрос на электромобили, которые могут производить местные компании, например, Volkswagen, Mercedes и Renault. Эти и другие меры свидетельствуют о серьёзных шагах, предпринимаемых Европой, чтобы догнать Китай в зелёных технологиях.

Если бы Китай утвердил пакет стимулирования и восстановления экономики по образцу Европейского зелёного курса, тогда он тоже смог бы добиться конкурентного преимущества на новых для себя направлениях: другие формы возобновляемой энергетики; электрический транспорт; промышленность, работающая на водороде. Как и в Европе, инвестиции в зелёную инфраструктуру будут создавать в этой стране миллионы хороших рабочих мест в ближайшей перспективе, а в долгосрочной – снижать или сдерживать рост загрязнения воздуха и выбросов парниковых газов, причём даже при растущей экономике Китая. Чистый воздух, тихие улицы и первозданные виды, ставшие случайным побочным продуктом пандемического карантина, можно сделать постоянной особенностью жизни страны благодаря более чистым видам энергии и транспорта.

Напротив, в США, несмотря на некоторые необходимые шаги, предпринятые федеральным правительством для смягчения последствий краткосрочного коллапса экономики, власти мало задумываются о будущем. Именно поэтому многие грязные отрасли, возникшие в прошлом, получают финансовую помощь.

Десять лет назад было принято считать, что Америка будет лидировать в энергетике будущего, потому что она приближалась к «энергетической независимости» благодаря своим огромным запасам сланцевой нефти и газа, которые стало возможно добывать с помощью технологии гидравлического разрыва пласта (фрекинг). Однако теперь эта индустрия находится в структурном упадке. Кривые затрат совершенно очевидны: ископаемое топливо не способно конкурировать с более дешёвыми и эффективными решениями чистой энергетики. Электромобили тоже будут постепенно дешеветь и становиться более надёжными, чем транспорт с двигателями внутреннего сгорания, а зелёный водород станет предпочтительной формой энергообеспечения для отраслей тяжёлой промышленности, в которых нарастает процесс декарбонизации.

Наблюдая за попытками администрации президента США Дональда Трампа спасти рабочие места в секторе добычи угля, я вспоминаю о своём первом рабочем месте после колледжа: я трудился на фабрике по производству пишущих машинок на юге Нидерландов. Представьте, что голландское правительство вдруг решило бы по каким-то причинам спасти эту фабрику в тот момент, когда в 1980-х и 1990-х годах на рынок начали выходить персональные компьютеры. Это были бы инвестиции в музей, а не в жизнеспособную индустрию.

Хотя рабочие места в индустрии ископаемого топлива будут потеряны, намного больше рабочих мест будет создано в производстве ветряных турбин и аккумуляторов, в услугах по установке солнечных панелей, в производстве электромобилей, в модернизации зданий и так далее. Мир совершает переход к чистой энергетике, а те страны, которые делают ставку на технологии прошлого, сами себе копают экономическую могилу.

Скоординированная промышленная политика по строительству инфраструктуры чистой энергетики принесёт огромную пользу, причём не только людям и планете, но и экономической конкурентоспособности стран, а также их будущему процветанию. Европа и Китай это понимают. Они уже движутся по пути превращения в лидеров мировой экономики в предстоящие десятилетия. Они активно используют пакеты мер по восстановлению экономики для ускорения этого исторического сдвига. Особенно в Европе будущие поколения будут восхищаться нынешними лидерами за то, что они создавали рабочие места, снижали уровень загрязнения воздуха и старались занять конкурентоспособную экономическую позицию на десятилетия вперёд. В случае с США такое восхищение менее вероятно.

 

Жюль КОРТЕНХОРСТ 
гендиректор Института Роки-Маунтин (RMI).

 

Автор: (c) Project Syndicate