Политика и экономика
Юрий Моркотыло № 21 (1331) 05 Июня 2020 Турбулентность бюджетного процесса

Ситуация с исполнением бюджета постепенно улучшается, при этом она остается  «сложной, но управляемой». Так оценил экономические последствия ограничения предпринимательской деятельности во время режима чрезвычайного положения премьер-министр Ион Кику.

 

Его слова подтверждают данные. Если в апреле снижение доходов госбюджета по сравнению с апрелем 2019 года составляло 960 млн леев (-31,3 %), то в мае оно оказалось втрое меньше - 307 млн леев (-10,7%). В целом за пять месяцев бюджет недобрал 829,8 млн леев (-5,6%).

При этом премьер-министр подчеркнул, что по другим компонентам национального публичного бюджета (НПБ) наблюдается совокупный рост доходов на 430 млн леев, и разница между суммарным доходом, накопленным за первые пять месяцев, по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, составляет менее 400 млн леев.

По данным минфина, доходы бюджета в январе-апреле 2020 года составили 11 млрд 433,9 млн леев (-4,8% к аналогичному периоду 2019 г.), расходы - 14 млрд 738,5 млн леев (+7,6%). Дефицит бюджета зафиксирован на уровне 3 млрд 304,6 млн леев, что почти в 2 раза больше показателя за аналогичный период 2019 года и на 6,5% больше показателя за весь 2019 год.

«Анализируя доступную информацию, я бы согласился, что сегодня бюджетная ситуация в Молдове управляемая, - отмечает Юрий Моркотыло, экономист Expert-Grup. - Но сохраняются серьезные риски, особенно во второй половине года, которые связаны с возможностью второй волны пандемии в Молдове и в странах-партнерах. Важно и то, смогут ли власти разблокировать внешнее финансирование. В сравнении с кризисом 2008 года, который по масштабам был не менее серьезным для нашей экономики, зависимость от внешних денег сейчас более ощутимая. Доля грантов, заложенных в доходную часть бюджета, сегодня выше, чем десять лет назад. Как и доля кредитов, которые должны были в этом году двигать экономику».

Внешне финансирование позволяет снизить силу удара от кризиса. Но минус в том, что если они закладываются в бюджет, но из-за политических или каких-либо иных факторов не поступают, то властям на ходу приходится искать средства, чтобы закрыть появившиеся бреши. Уже «зарублен» российский кредит, есть проблемы с заимствованиями от ЕС, выделение которых сопровождается определенными обязательствами. Так что такие статьи доходной части бюджета кроят в себе нестабильность, подчеркивает эксперт.

Если же в целом анализировать ситуацию с исполнением бюджета в этот период, то необходимо учитывать несколько аспектов. Во-первых, важен временной промежуток - данные рассматриваются за месяц или за весь период с начала года. Если брать данные за апрель, то ситуация выглядит более шокирующей, потому что общие доходы госбюджета упали почти на треть. В том числе поступления от налога на доходы юрлиц снизились более, чем на 20%, НДС – на 30% с лишним.

За этим падением кроются два момента. Во-первых, экономика была «закрыта» с середины марта до конца мая, что объективно повлияло на ситуацию. Плюс период выплаты налога на доход перенесли на более поздний срок, и налогоплательщики «тянули до последнего». Но если анализировать состояние публичных финансов за весь период, то в целом падение оказалось меньше, так как к началу марта ситуация в экономике складывалась лучше запланированного, что самортизировало шок, который она получила в марте и апреле. И за четыре месяца этого года налоговые потери в сравнении с прошлым годом составили минус 4%, а падение общих доходов - минус 2%.

Основной вклад в пополнение бюджета в январе-апреле внесла Таможенная служба 6 млрд 655 млн леев (+1,2% в сравнении с тем же периодом 2019 г.). Государственная налоговая служба собрала 5 млрд 238,3 млн леев (-8,5%). Доходы по проектам, финансируемым из внешних источников, сократились на 58,2 млн леев или на 48,4%.  

«К сожалению, на сайте минфина данные об исполнении бюджета можно отследить, лишь начиная с 2010 года, - отмечает Юрий Моркотыло. - Но сохранился файл с информацией о госбюджете за период январь-май 2009 года, и эти данные оказались даже более драматичными. Общее падение доходов тогда доходило до двузначных цифр, что означает, что кризис сказался на ситуации с публичными финансами в большей степени, чем сейчас».

Однако сегодня гораздо значимее фактор неопределенности. Во второй половине этого года появляются несколько неизвестных. Первое связано со смягчением ограничений в экономике. Приведет ли объявленная властями релаксация к снижению потерь в бюджете или, наоборот, к повторному ужесточению мер, нам предстоит вскоре увидеть. Возможная вторая волна пандемии определенно скажется на состоянии публичных финансов. Не менее важен в этот период и политический фактор — выборы. Поэтому здесь делать прогнозы пока сложно.

По расходам ситуация складывается аналогичным образом. Если в апреле капитальные расходы консолидированного бюджета сократились по сравнению с тем же периодом 2019 года на 16%, то в целом за четыре месяца они даже немного выросли за счет предшествующего кризису периода за январь-март. Есть два основных сценария развития ситуации по расходам бюджета. Если предположить наличие второй волны и повторное введение ограничений, что вновь приведет к уменьшению внутренних бюджетных поступлений, то это предопределит дилемму, стоящую перед правительством, — идти по проторенной дороге и оптимизировать капитальные расходы, как в 2009 и 2015 годах, или постараться сохранить заданный в начале года темп.

«За четыре месяца текущего года не было зафиксировано значительное сокращение капитальных инвестиций, и объясняется это не только электоральным фактором, но и экономическим, - констатирует эксперт. - Чтобы сдвинуть с места экономику, власти должны как можно меньше урезать инвестиции, стимулировать работу компаний при помощи госзаказов. Разумеется, соблюдая баланс между инвестициями и социальными обязательствами. Поддерживать на плаву экономику только потреблением невозможно. Но это зависит как от развития эпидемиологической ситуации, так и от внешнего финансирования».

Налоговые отчисления в госбюджет снизились на конец мая на 10,2% в сравнении с аналогичным периодом 2019 года. Но поступления в национальный публичный бюджет к началу июня всего на 2,3% меньше аналогичного периода 2019 года. Это объясняется тем, что в местные бюджеты, фонды обязательного медицинского страхования и в бюджет обязательного социального страхования они увеличились из-за роста трансфертов из госбюджета.

Существующий бюджетный дефицит в анализируемый период отчасти был покрыт за счет внутренней эмиссии государственных ценных бумаг. В марте объем выпущенных на рынок ГЦБ увеличился на 90 млн леев, а в апреле - уже на 650 млн леев. «Правительство пошло на это, что логично из-за блокирования деятельности определенной части предприятий. Но я не думаю, что оно увеличит объем выпускаемых ГЦБ на 5% или 7% к ВВП, - считает Юрий Моркотыло. - Если брать соотношение внутреннего долга к ВВП, то у нас есть определенный законодательный резерв увеличения. Однако при выпуске ценных бумаг учитывается и такой фактор, как стоимость внутреннего долга по сравнению со стоимостью внешнего. В случае выполнения определенных условий, Молдова получает грантовую часть заимствований со стороны ЕС, которая в целом удешевляет их в сравнении с внутренними».

Кроме того, из-за роста спроса со стороны правительства на ГЦБ ставки на них могут повыситься, что, соответственно, увеличит стоимость финансирования внутреннего долга. «Ни на сайте минфина, ни в статистических отчетах я не увидел данных об использовании «заначки» правительства в виде т.н. кеш-буфера, который так и не был задействован в решении проблем бюджета, - говорит он. - Так что внешнее финансирование в любом случае остается важным фактором. Как в 2009 году, когда страна получила от МВФ помощь. Благодаря этому преодоление кризиса оказалось сравнительно безболезненным».

Сейчас правительство пытается искать альтернативные источники покрытия дефицита — инициировало повторные переговоры по российскому кредиту, анализирует возможность использования евробондов, которые предназначаются для инфраструктурных проектов. Если у него не получится сделать это, то инвестиционная часть бюджета может серьезно пострадать. Это приведет к уменьшению капитальных расходов и повлияет на экономическую динамику, так как сократит вовлеченность компаний в инвестиционные проекты.

«Здесь все переплетено, и значимость внешнего финансирования очень зависит от последующей динамики экономики и поступлений из внутренних источников дохода, - говорит Юрий Моркотыло. - Если экономика пойдет по негативному сценарию из-за невозможности сдержать эпидемиологическую волну и введения повторных ограничений, значимость внешнего финансирования вырастет. И наоборот».

 

Материал подготовлен при поддержке Фонда Сорос-Молдова, в рамках информационной кампании по освещению юридических, экономических и социальных последствий COVID-19 для Республики Молдова. 
Мнение автора может не совпадать с мнением Фонда. Автор несет исключительную ответственность за достоверность изложенных фактов.
Автор: Татьяна ШИКИРЛИЙСКАЯ