Политика и экономика
Денис Ченуша № 46 (1308) 13 Дек. 2019 EU+3 ждут от Брюсселя обещаний

На прошлой неделе министры иностранных дел Молдовы, Украины и Грузии выступили за дифференцированный подход в рамках инициативы ЕС «Восточное партнерство» (EaP).

 

Суть идеи: из шести стран «Восточного партнерства» (ВП) только три вышеназванные утвердили в своих Конституциях интеграцию в Евросоюз как стратегическую цель государства. Остальные три – Беларусь, Армения и Азербайджан, - до сих пор этого не сделали, и в ближайшее время делать не собираются. Поэтому министры Молдовы, Украины и Грузии выступили с предложением отдельно выделить эти страны в рамках «Восточного партнерства». Инициатива получила название EU+3, и главная ее цель – добиться от ЕС хоть в каком-либо виде сформулированного обещания когда-нибудь принять эти государства в Евросоюз.

В документах по «Восточному партнерству» от 2009 года и Соглашении об ассоциации (АА) от 2014 года ничего не говорится о перспективах вступления Молдовы в ЕС. Основной заявленной целью ВП обозначено развитие интеграционных связей Евросоюза с шестью странами бывшего СССР. Более того: в заявлении «Мифы о «Восточном партнерстве», подготовленном на 5-м саммите EaP в Брюсселе (ноябрь 2017 года), мифом №1 названо утверждение, что «участие в ВП ведет к членству в ЕС». «Инициатива «Восточного партнерства» – это не процесс вступления в ЕС. Ее цель – создать общее пространство демократии, процветания, стабильности и тесного сотрудничества».

В соглашении об ассоциации РМ-ЕС речь идет об углублении интеграции между Молдовой и Евросоюзом в сфере политики, торговли, культуры и укрепления безопасности. Но тоже не о перспективах вступления. Вышеназванные цели являются достаточно абстрактными, тогда как людям в Молдове нужна национальная «евроидея», конкретная цель в молдавском понимании.

Это хорошо обыгрывали т.н. «проевропейские» политики, пришедшие к власти в 2009 году. Они беззастенчиво утверждали со всех трибун, что ВП и АА - это документы, имеющие своей конечной целью вступление Молдовы в Евросоюз. Несмотря на то, что европейские чиновники неоднократно заявляли, что Молдова в обозримом будущем не имеет перспективы стать членом ЕС.

В 2019 году министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович предложил сосредоточить усилия ЕС на трех странах, которые хотят вступить в нее: Молдове, Украине и Грузии. Он выдвинул идею создания такого образования, как «Соглашение об ассоциации плюс» с секретариатом и ротационным председательством, а также сформировать региональную экономическую зону.

В принципе, сама идея проекта «Восточного партнерства» была придумана в Польше и представлена тогдашним министром иностранных дел этой страны Радославом Сикорским при участии Швеции на Совете ЕС по общим вопросам и внешним связям 26 мая 2008 года. И Польша в результате стала главным бенефициаром этого проекта. Поскольку в результате введения безвизового режима в Польше в настоящее время работают (большей частью нелегально) около 2 млн граждан Украины, замещая поляков, уехавших на заработки в Германию и другие богатые государства ЕС. Также этот рынок труда очень привлекателен для белорусов.

В отношениях соседних Молдовы и Румынии такого масштабного перетока рабочей силы не наблюдается по двум причинам. Во-первых, зарплаты в Румынии не такие привлекательные, как в Польше. По данным исследования агентства «Экспертные финансовые системы», проведенного в 38 странах Европы, среднемесячная зарплата после уплаты налогов летом 2019 года составляла в Польше $861, в Румынии - $639.

Во-вторых, граждане Молдовы в массовом порядке получают румынские паспорта, с которыми трудоустраиваются по всей Европе. В Украине попытки соседних Венгрии и Польши выдавать свои паспорта приводят к крупным скандалам, вплоть до объявления послов персонами нон грата. В Белоруссии даже попыток таких не делается, по крайней мере, в открытую.

«Спустя десять лет после своего создания «Восточное партнерство» нуждается в пересмотре, чтобы приспособиться к меняющемуся миру и новым геополитическим реалиям в регионе. Новый подход ВП необходим в трех различных областях: в области гармонизации законодательства, институционализации и отраслевого сотрудничества», - заявил Яцек Чапутович. Отметим, что он по-прежнему ни слова не сказал о возможном членстве в ЕС, как конечной цели ВП.

Министр иностранных дел и европейской интеграции Молдовы Аурелиу Чокой примерно так интерпретировал суть выдвинутых в Братиславе предложений: «EU+3» подразумевает существующий формат неформального диалога ЕС и трех стран ВП - Молдовы, Грузии и Украины - заключивших Соглашения об ассоциации, включая создание углубленных и всеобъемлющих зон свободной торговли (DCFTA) с Европейским Союзом. Идея создания такого формата возникла в контексте принятия Совместной декларации Саммита «Восточного партнерства» (Брюссель, 24 ноября 2017 года), в частности, п.10 декларации, который предусматривает проведение совместного диалога ЕС и стран-подписантов Соглашений об ассоциации, посвященного прогрессу, возможностям и вызовам, связанными с процессом ассоциации и внедряемыми реформами».

Первые встречи в данном формате, проведенные в сентябре 2018 года в Брюсселе и в мае 2019 года в Киеве, на уровне ответственных министров трех стран и Комиссара ЕС по торговле, были посвящены рассмотрению вопросов о функционировании DCFTA. По итогам этих встреч были приняты совместные коммюнике, в которых отражены результаты дискуссий и намечены приоритеты на будущее.

Принимая во внимание положительный опыт данного формата, определенные его участники выразили желание расширить повестку диалога с ЕС и на другие области, такие как транспорт, энергетика, юстиция и цифровая экономика.

«Восточное партнерство» создавалось с целью развития близких отношений с новыми европейскими соседями, и также как результат усиления единой Европейской внешней политики после Лиссабонского Договора 2007 г., - заявил для «ЛП» Денис Ченуша, ассоциированный эксперт при аналитическом центре Expert-Grup, который ежегодно готовит альтернативный отчет об участии Молдовы в ВП. - Ни в коем случае ВП не имело целью обязательное вступление в ЕС. Наоборот, есть мнение, что оно может быть использовано ЕС, как «комната ожидания». Также более индивидуальная и единая внешняя политика ЕС предоставила хорошую возможность для Польши, Швеции и других стран больше вовлечь ЕС в трансформацию восточного соседства. В любом случае, через Соглашение об Ассоциации Молдова, Украина и Грузия получили политическую возможность громче требовать перспективу на членство в ЕС.

Три страны с более продвинутыми отношениями с ЕС не хотят пересмотра ВП, как такового. Их цель состоит в развитии более глубокой интеграции с ЕС внутри существующего формата. Такой прагматичный подход основывается на принципе «больше взамен большего». А «дифференциация» состоит в том, как ЕС позиционирует регион. Такие изменения вполне возможны. Но конечным итогом будет интеграция в разных экономических секторах. Многое зависит от того, как сложатся отношения с Россией. Все понимают, что перспектива членства в ЕС - это стратегическая и очень сложная цель. После того, как Париж предложил осложнить процесс вхождения в ЕС для Восточных Балкан, единственная реалистичная цель Молдовы, Украины и Грузии – это продолжать сближение с ЕС».

«Насколько я знаю, все процедуры подготовки страны к вступлению в ЕС детально прописаны в Соглашении об ассоциации, - сказал депутат парламента РМ экономист Думитру Алайба. – Это именно тот документ, который внедряли у себя Румыния, Болгария и другие страны перед тем, как их приняли в Евросоюз. И который по пунктам выполняют те страны, которые хотят вступить в ЕС. Что же касается сроков… Европейские чиновники открыто говорят: «Все зависит от вас». Молдова и другие страны получают финансовую и экспертную поддержку. Думаю, что от способности ее абсорбировать и зависит итог».

Автор: Игорь ФОМИН