Правила торговли
№ 40 (1302) 01 Ноя. 2019 Упаковочный бизнес на грани коллапса

В нынешнем году особо острой остается проблема пластиковой упаковки. Десять месяцев назад из оборота официально были выведены «толстостенные» пакеты, с толщиной стенок более 50 микрон. С 1 января 2020 года закон о внутренней торговле запретит использование в рознице одноразовых полиэтиленовых пакетов, толщиной 15 микрон. А с 2021 года под запрет попадут любые пакеты, за исключением пластика, используемого для упаковки товаров в заводских условиях. Таким образом полиэтиленовый пакет будет полностью объявлен вне закона.

 

Подобные ограничения предусматривают европейские Директивы. Европарламент настаивает на том, чтобы с 2019 года каждый житель Евросоюза использовал не более 90 легких пластиковых пакетов, а к 2025 году – до 40 пакетов. В Молдове на каждого жителя приходится порядка 140 пластиковых пакетов в год. Всего в республике используется около 400 млн пакетов год, 90% из которых — импорт. Основные поставки осуществляются из Украины, Болгарии, Румынии, Китая, где пластиковая упаковка дешевле из-за гибкости налогоообложения, в частности - отсутствия экологического сбора на сырье.

На первый взгляд картина вырисовывается вполне презентабельная: Молдова избавляется от мусора. На практике все выглядит иначе. Так, после запрета на использование пакетов, толщиной 50 микрон, их производство в стране было полностью прекращено, но импорт продолжился. «Толстостенные» пакеты по-прежнему находятся в обращении и основной их поставщик — Украина. Нет никаких гарантий, что через два месяца, когда запрет коснется и упаковки, толщиной в 15 микрон, ситуация не повторится. Т. е. по сути, из оборота выводится отечественный пластик, а ввоз импортного таможня почти не контролирует.

Сегмент пластиковых пакетов в Молдове не самый солидный: из 1,5 тыс. тонн всех упаковочных материалов (из пластика, стекла, фольги, бумаги и др.), полиэтиленовые пакеты занимают порядка 10%. Но лишь 1% из них - молдавского производства, остальное поступает из-за границы. Это дисбаланс стал результатом полного отсутствия государственной протекционистской политики: в республике нет и не было никаких барьеров для импорта чужого пластика, как практикуется во всей Европе. Так, к примеру, никакими дополнительными сборами импортная упаковка в Молдове не облагается. Это нонсенс, ведь речь идет о чужом мусоре, за переработку которого платит не импортер, а молдавский производитель.

В Румынии, к примеру, экологическим сбором (0,1 румынских лея за пакет или 2 румынских лея за 1 кг пластиковой упаковки) облагаются все участники рынка - как местные производители и комерсанты, так и импортеры. Данная «экотакса» серьезно препятствует экспорту на соседний рынок любых молдавских товаров, упакованных в пластик, поскольку там они становится неконкурентосособными по цене. Речь, прежде всего, идет о двойном налогооблежении, которому подвергается наш пластик - как при производстве, так и в случае экспорта. К тому же, молдавское законодательство практикует авансовые платежи — НДС и налог на прибыль, что тоже сказывается на конечной цене товара.

Помимо этого импортная упаковка освобождена от наличия сертификатов соответствия, т. е. ее качество государство не контролирует. Тогда как местный производитель обязан не только сертифицировать ввезенное им сырье, но и весь процесс производства. При этом использование «вторички» наши компании не практикуют, учитывая, что их упаковка применяется и в пищевой промышленности.

В результате, те тепличные условия, которые получили импортеры, позволили им упрочить позиции на молдавском рынке упаковки без особых усилий и средств.

Сегодня производством пластиковой упаковки в Молдове занимаются порядка 8 компаний, крупнейшие из которых «Comecoteh», «Provider-Exim», «Pacoplast», «Maxipac Grup», «Dionir Exim». В 2019 году, после запрета «толстостенных» пакетов, отрасль снизила объемы производства на 10%. Согласно прогнозам, в будущем году она потеряет не менее 20-25%. Диверсифицировать бизнес никто не готов: для перехода на другой вид упаковки нужны многомиллионные инвестиции, которые в нашем случае сопряжены с серьезными рисками.

Так, последние лет десять в верхах активно лоббировалась идея перехода на биоразлагаемую упаковку. Оказавшись под этим прессингом многие производители освоили технологию выпуска биоразлагаемых пакетов на основе импортной добавки-деграданта, которая разрушает полиэтилен за 1-2 года. Однако судьба био-пакетов остается под вопросом: закон не предусматривает их свободное обращение после 1 января 2020 года.

Многие понимают, что биопакет — это проблемный предмет, который не оправдывает надежд, связанных с избавлением планеты от мусора. Так, эксперты Greenpeace официально объявили био-пластик «фальшивой альтернативой». Дело в том, что биоразлагаемые полимеры распадаются на частицы микропластика, который годами не разрушается, усугубляя пластиковое загрязнение земли. Мало того, эти остатки способны мигрировать по всей пищевой цепи. Т. е. весь биопластик (а он канцерогенный) растворяется в воде и легко попадает в организм человека, животных или растения, которые он потребляет.

Что касается биоразлагаемой упаковки, изготовленной из кукурузного и картофельного крахмалов, целлюлозы и сои, ее производство признано неэффективным. Выращивать огромные объемы сельскохозяйственных культур, чтобы превратить их в одноразовые предметы, - значит нерационально использовать ресурсы планеты! К тому же биополимерам нужны дополнительные условия для компостирования, где поддерживается определенная температура и влажность. В противном случае, попадая на мусорные полигоны и свалки, они становятся источником парниковых газов, которые способствуют изменению климата.

Наконец, использование биоупаковки считается экономически невыгодным, поскольку она препятствует переработке пластиковых отходов. Биопакет требует отдельной системы сбора и утилизации, что предполагает дополнительные расходы. Его нельзя смешивать с обычным полиэтиленом, иначе все, что из этого сырья будет произведено, со временем разрушится.

В Европе давно практикуется рециклинг пластика, который используется для производства труб, различных пластиковых емкостей, ящиков, отделочных материалов, окон и др. Именно поэтому многие западные страны (Германия, Франция, Австрия, Бельгия, Голландия, Швеция и др.) стали отказываться от биопакетов, поскольку их нельзя переработать и повторно использовать.

На этом основании в прошлом году Европаламент принял итоговую версию пластиковой стратегии Евросоюза, согласно которой намерен запретить биоразлагаемый пластик уже с 2020 года. В ее основе лежит идея цикличной экономики — производить меньше отходов и большую их часть перерабатывать.

Казалось бы, в такой ситуации у полиэтиленового пакета есть одна альтернатива — бумажная упаковка. Однако экологи предупреждают: бумажное производство — это «грязное» производство. Бумажный пакет в 3-4 раза менее экологичен, чем пластиковый, т. к. у него выше углеродный след, а при производстве используется больше воды. Чтобы оправдать такой объем потраченных ресурсов, бумажные пакеты нужно использовать в разы дольше полиэтиленовых, что на практике невозможно.

На первый взгляд дело принимает критический оборот: пластиковую упаковку выдавливают из торговли, без наличия эффективной альтернативы. Однако производители считают, что вопрос не в том, когда и чем заменить полиэтиленовые пакеты, а в том, как их грамотно собрать, переработать и использовать. Засорение окружающей среды полиэтиленом — это не проблема упаковки, это проблема ее сбора и утилизации. В Германии, к примеру, нигде нет пакетов на обочинах и дело не только в высоких штрафах. Там рециклинг пластика — выгодный бизнес, который хорошо финансируется, т. е. существует грамотный государственный подход. В нашем случае государственная политика нацелена на запретительные меры, без учета возможностей внутреннего рынка.

Производители отметили, что ежегодно в виде экологических сборов они выплачивают огромные суммы. Такие выплаты нигде в мире не существуют сами по себе: это часть комплексного механизма по сбору, сортировке и переработке отходов. В Молдове никто так и не удосужился создать похожую систему, несмотря на наличие внушительной материальной базы. Так, Национальный экологический фонд сегодня располагает порядка 300 млн леев, при этом на утилизацию мусора направляется от силы 20 млн. леев в год. Но даже эта ничтожная сумма конкретно к пластиковым пакетам имеет мало отношения.

Проблему можно было бы решить в случае вовлечения в процесс отечественных коммерсантов. Стоимость полиэтиленовой упаковки сегодня варьирует в пределах 1-2,4 леев, при этом маржа магазина составляет около 50%. Если часть этой наценки направлять в систему сбора полиэтиленовых пакетов (по типу приема макулатуры или стеклянной тары), с оплатой по факту, то вскоре в Молдове не будет подобного мусора.

Сегодня молдавская упаковочная отрасль находится в сложном положении. При солидных инвестициях в производство, переработчики вынуждены сокращать объемы, переходя на выпуск более проблемной альтернативной упаковки. Из-за отсутствия протекционистской политики властей, этот бизнес сопряжен с серьезными рисками. В результате, за последние два года рынок потерял больше десяти компаний-производителей.

Помимо этого обострился «кадровый голод». Так, если год назад в производстве упаковки было задействовано порядка 400 человек, то сегодня их уже на треть меньше. Речь идет о молодом квалифицированном персонале, который покидая отрасль, впоследствии покидает страну. Это тот случай, когда недальновидность законодателей не только не решает экологическую проблему, но и порождает ряд новых, которые усугубят экономический кризис в стране.

Автор: Ирина МАЦЕНКО