Правила торговли
№ 37 (1299) 11 Окт. 2019 Просчитались: 124 млн мимо кассы

Уникальный случай: минздрав признал ошибку. Министр здравоохранения, труда и социальной защиты Алла Немеренко официально сообщила о том, что давно известно - на инсулине чиновники нагрели руки. В 2018 году госзакупки этого лекарства превысили необходимые объемы в пять раз! Мало того, был закуплен весьма проблемный препарат, который пристроить будет крайне сложно.

 

Речь идет об украинском инсулине «Strim», хотя украинским его можно считать условно: у него индийские корни. В Украине он был зарегистрирован всего два года назад под названием «Aylar», а через год попал в Молдову уже под названием «Strim».

Никаких особо запутанных схем с его поставкой не применялось. При экс-министре Сильвии Раду возникла инициатива о закупке аналога инсулина для всех пациентов, принимающих этот препарат. Комиссия эндокринологов идею не поддержала, т. к. аналог инсулина назначается индивидуально в каждом конкретном случае. Ввиду наличия несогласных, при минздраве была создана параллельная структура для решения инсулинового вопроса — Консультативный совет. Именно он предложил в разы расширить число бенефициаров, включая переход на аналог инсулина и пациентов, которые лечились инсулином человека.

В итоге, вместо ежегодных 67 тыс. шприцев-ручек для введения человеческого инсулина, были закуплены 413 тыс. картриджей, рассчитанных на его аналог. Вместо 3 тыс. пациентов их получали уже 13 тыс.

«Сумма закупочного бюджета выросла с 21,6 млн леев до 105 млн леев, - отметила Алла Немеренко. - Из них на закупку биоаналога «Strim» пришлось 62,7 млн леев вместо 7,2 млн. леев — в восемь раз больше! В феврале была поставлена партия из полумиллиона картриджей, и пациенты без всяких оснований были переведены с одного инсулина на другой».

Министр считает, что это было научно необоснованно. Переход 1,5 тыс. диабетиков от человеческого инсулина к биоаналогу привел к резким побочным эффектам у многих пациентов. В результате проведенного расследования, Агентство по лекарствам было вынуждено приостановить регистрацию украинского «Strim». В июле препарат был исключен из государственного Реестра лекарств. Тогда же был уволен глава Центра по государственным централизованным закупкам в здравоохранении (CAPCS) Иван Анточ. Национальный центр по борьбе с коррупцией Молдовы возбудил уголовное дело в связи с госзакупкой инсулина «Strim», расследование продолжается до сих пор.

Бюджет на закупку биоаналога «Strim» увеличился
в восемь раз
— с 7,2 млн. леев
до 62,7 млн леев

Во всей этой истории удивляет поведение украинского поставщика — «Фармак». Фармацевтические компании всегда и везде реагируют молниеносно, когда речь идет об их репутации. В данном случае, несмотря на многомесячную (!) шумиху, представители завода прибыли в Молдову лишь в августе, организовав вялую пресс-конференцию. Это не пролило свет на суть дела. Странно то, что вскоре Агентство по лекарствам сделало заявление: в результате дополнительных исследований препарата «отклонения показателей качества не были идентифицированы». «Strim» вернули в Реестр лекарств, а «Фармак» возобновил инсулиновую поставку.

Еще один любопытный факт: в Украине из 180 тыс. инсулинозависимых диабетиков лишь 2,8 тыс. принимают «Strim». При этом назначают его там осторожно, с учетом особенностей организма.

В Молдове контракт на поставку этого лекарства выполнен на 15% (на 27,8 млн леев). Молдавским пациентам было распределено почти 55 тыс. картриджей, еще 25,3 тыс. хранятся на складе.

В минздраве сообщают, что сейчас украинским «Strim» пользуются чуть более 3 тыс. молдавских пациентов. Они продолжат лечение данным препаратом, но других диабетиков принудительно переводить на него не будут. Сейчас 6620 инсулинозависимых (40% от их общего числа) принимают аналоги инсулинов. Всего их в Молдове семь наименований, включая «Strim».

Большой вопрос — куда теперь девать излишки? Минздрав впустую потратил более 174 тыс. евро, и выплаты продолжатся, согласно условиям тендера. Руководство минздрава не нашло ничего лучше, чем обратиться в Агентство госзакупок с тем, чтобы был инициирован пересмотр контракта с украинским поставщиков о сокращении поставок. В противном случае этот инсулин некуда будет пристроить.

Этот случай наглядно показал неэффективность Национальной программы по предупреждению и контролю за сахарным диабетом, допускающей коррупционные схемы. Ее бюджет — почти 1 млрд леев, из которых 625,4 млн направлены на лекарственное обеспечение, 106 млн — на раннюю диагностику осложнений и реабилитацию пациентов и 72,6 млн — на профилактику диабета. Значительную часть расходов (526 млн леев) взяла на себя Национальная компания по медстрахованию (НКМС). Однако разграничить эти финансовые ресурсы невозможно: у программы нет отдельной бюджетной линии.

Молдавским пациентам принудительно было распределено
почти 55 тыс.
картриджей «Strim», еще
25,3 тыс.
хранятся на складе
 

Самое слабое (и доходное) ее место — лекарственная часть. Из 110 тыс. диабетиков, зарегистрированных в Молдове, 19,3 тыс. - инсулинозависимые. Недавний аудит показал, что централизованные закупки аналогового инсулина давно ведутся с серьезными нарушениями. Так, два года назад на его закупку было выделено 25 млн леев, но потрачено по назначению лишь 16,7 млн, в результате, свыше 1,3 тыс. нуждающихся в лечении не получили этих медикаментов. Ситуация повторилась и в прошлом году, когда на инсулине «сэкономили» 3,8 млн леев.

Большие претензии есть к поставщикам. Так, с 2017 года контракты на поставку аналогов инсулина были заключены с тремя компаниями. И в ряде случаев цена поставки заметно завышалась: на тот же «Levemir» - на 50%, на «Lantus» и «Novorapid» — на 27%. Нередко аналоги инсулина поставлялись в медучреждения страны по двойным ценам.

К примеру, анализ деятельности одного из импортеров показал, что 638 упаковок аналогов инсулина «Levemir» на сумму 0,7 млн леев (включая НДС) он поставил медучреждениям по цене в 1,3 млн леев. Тем самым была нарушена законодательная норма, допускающая превышение стоимости поставки в пределах 5% от заявленной цены. Один только этот случай привел к значительному увеличению расходной части Нацпрограммы, обеспечив поставщику незаконный доход в полмиллиона леев.

Наконец, третья главная беда системы — распределение инсулина. В медучреждениях нет должного контроля как за распределением препаратов, так и за схемами лечения, выбранными эндокринологами. К примеру, не выявлена судьба медикаментов на 110 тыс. леев: никто не знает к кому, когда и в каком количестве они попали. При этом учащаются случаи отсутствия подписей или их подделки в списках на распределение тестов. Последняя такая история тянула на сумму в более чем 200 тыс. леев.

Инсулин — это большие деньги, причем не только государственные, но и пациентов. Свежая статистика Всемирной организации здравоохранения подтверждает: в Молдове 70% медицинских препаратов и услуг оплачиваются наличными, как официально, так и «мимо кассы». И инсулин в этом списке отнюдь не на последнем месте

Автор: Ирина МАЦЕНКО