Weekend
Юрий Канашин и его работы № 36 (1298) 04 Окт. 2019 Юрий Канашин: «Искусство — игра с самим собой»

С творчеством Юрия Канашина наверняка знаком каждый кишиневец: у входа в парк Валя Морилор напротив Молдавского государственного университета установлен памятник Дойне и Иону Алдя-Теодорович. Или монумент скорбящей матери «Пьета» на Мемориальном комплексе «Вечность»; скульптура из гранита «Днестр»; памятная стела, посвященная Михаю Эминеску на фасаде театра его имени.

 

Выставочный центр «Константин Брынкуш» приглашает подробнее ознакомиться с произведениями народного художника Молдовы, профессора, кавалера «Ордена Республики», лауреата Национальной премии, обладателя множества международных наград. Экспозиция под названием «Путь к себе» приурочена к 80-летию Мастера. На ней представлено около 100 скульптур и более 50 графических работ.

Скульптуры Юрия Канашина удивительно разнообразны как по тематике и пластике, так и своей стилистике. Это особенно заметно в галерее портретов деятелей отечественной и мировой культуры: Евгения Доги, Дмитрия Кантемира, Михая Волонтира, Дмитрия Пейчева, Михаила Бруни, Сергея Чоколова, Глебуса Саинчука, Александра Пушкина, Михая Церуш, Михая Эминеску, Константина Брынкуша, Пабло Пикассо, Винсента Ван Гога, и других. Обратите внимание на портрет Пейчева: он состоит из двух разноцветных половинок — правой и левой. Что они символизируют, автор достаточно уверенно объяснить не может: «Сделал, следуя своей интуиции, - говорит он, - а теоретическое обоснование еще не подошло».

И в композициях скульптор органично сочетает безграничную фантазию с реальным ощущением формы, монументальность - с возвышенной утонченностью, глубокую философию с грацией, легкостью исполнения, с артистизмом владения пластикой и динамикой формы. Как отметил в выступлении на вернисаже композитор Евгений Дога, скульптура Юрия Канашина воистину современна, ибо она отвечает всем духовным запросам нынешнего гуманистического сообщества и нашей национальной культуры. Он постоянно обогащает творческие идеи новыми композиционными построениями, оригинальными сюжетами, трактовкой, сложными метаморфозами трехмерной пластики.

Невероятно, но факт: «Путь к себе» у столь неординарной личности в изобразительном искусстве начался ...с хореографии. Юрий Канашин родился 27 сентября 1939 года на станции Рачейка, Сызранского района Самарской области России в семье политических репрессированных. С раннего детства чувствовал в себе два желания и умения — танцевать и лепить. Лепил постоянно — фигурки из грязи, дорожной пыли. Рисовал на всех углах, школьных тетрадях, стенах, бумагах... А вечерами устраивал театрализованные представления для маминых гостей, заглянувших на огонек.

В 1949 году поступил в хореографическое училище в Нижнем Новгороде, на отделение характерных танцев. «Моя руководительница была подругой Галины Улановой, а Уланова — куратором всех детских хореографических школ СССР, - вспоминает Юрий Александрович. - Тогда, кроме образовательной программы, нам доводилось давать и платные концерты. Хотя и случались они не часто, но помогали нам выжить в тех непростых условиях».

А наш край появился в его биографии совершенно случайно. Внезапно заболела сестра, и врачи настоятельно рекомендовали его матери поменять климат. Немного подумав, глядя на карту, мама выбрала Молдавию…

«Мне сразу же очень понравилась республика, сама атмосфера, люди. А язык — просто потрясающий, что-то невероятное, - вспоминает Юрий. - Я ходил за крестьянками по пятам и слушал их чарующий говор. Захотел учиться на молдавском языке, и был принят в молдавскую школу».

Вначале, признается он, было трудновато: несовпадение расписаний занятий, материальные проблемы и т. д. «Но для меня было важно то, что мама с радостью восприняла мое самостоятельное решение. Попробовал даже устроиться репетитором для отстающих, это в 11- то лет…. И, как ни странно, получилось!»

Помимо изобразительного искусства, он очень тяготел к архитектуре. А в те годы в Кишиневе по ул. 28 июня (ныне Влайку Пыркэлаб) буквально рядом располагались два учебных заведения — строительное и художественное. Решил так: какая дверь откроется первой, туда и пойдет. Судьба выбрала Республиканское художественное училище им. И. Репина. Поначалу приняли как кандидата, без стипендии и общежития. Закончил его на «отлично».

А в бурные 1962-1968 годы учеба в Московском высшем художественно-промышленном училище им. графа Строганова, у профессора скульптора Саула Рабиновича, ученика великого французского скульптора Антуана Бурделя. В период оттепели участвовал в знаменитой «бульдозерной» выставке в Москве. То было время протеста мастеров культуры против догм и шаблонов партийной элиты, расширения сознания людей, зашоренных идеологическими догмами, поисков новой, современной эстетики в искусстве.

В этот период Юрий Канашин знакомится с известным скульптором Эрнстом Неизвестным, который вводит его в круг своих коллег и друзей по искусству. От такого общения маховик творчества заработал на больших оборотах. Каждую неделю студент приходил к Эрнсту Неизвестному в мастерскую и учился. Учился мыслить, думать, творить. «Это была моя самая настоящая академия. Главное - не упустить суть, не зазнаться, быть последовательным, аккумулируя в себе знания, полученные благодаря ветру перемен». Такому девизу следовал Юрий Канашин.

После окончания института вернулся домой, в Кишинев, и приступил к глубокому изучению народного творчества. Почувствовал: без знания традиций, а также поиска своего стиля в искусстве никогда не стать настоящим художником. Параллельно появились контуры диссертации о ведической культуре, которую он защитил позднее. Впоследствии расширил свой кругозор и в области политологии. И все это — во благо главной идеи.

«В основе искусства должен всегда ощущаться человек, - считает Юрий Канашин. - Все, что создает художник, должно быть направлено на развитие его личности». При этом его скульптуры — не просто фигуративные, а по сути абстрактные, как подчеркнул Евгений Дога. Потому что под любое произведение он стремится подвести его структурную основу - геометрическую, архитектурную, дизайнерскую. И только потом насыщает скульптуру «плотью» и «кровью» - так начинается его игра. «Ведь на самом деле искусство — это дело не столь сугубо серьезное, а в какой-то степени - игра с самим собой. Нужно вновь постараться, как в детстве, стать искренним, наивным ребенком, чтобы понять: все происходит невероятно просто и естественно. Тогда-то и начинается подлинное творчество. Такое качество закрепляется в нашем мозгу как закон единства и многообразия, дающий художнику на уровне ДНК способность выхода на новый уровень представлений об искусстве. Пикассо, Брынкуш, Иримеску, Дали, Греку, Руссу-Чобану тому пример...»

Юрий Канашин многократно участвовал в международных симпозиумах по скульптуре, на которых занимал первые места. Но они давались нелегко. Например, на симпозиуме в городе Нодиотад в Венгрии сломал палец. Конкуренты оживились... Но скульптор решил не сдаваться. Приладил к раненной руке стамеску, накрепко забинтовал. Порой и спал со стамеской. Тогда на симпозиумах работали подолгу — полтора-два месяца. В итоге, во многом благодаря упорству и здоровому спортивному азарту, снова получил главный приз.

Очень многие его работы были похищены. И не только маленькие, но даже пятиметровая «Колонна любви», установленная на «Молдэкспо» (дерево, первая премия). Со временем автор научился к потерям относиться философски. «Значит, и таким образом, - говорит он, - мои скульптуры находят почитателей своих».

Главной темой в творчестве Юрия Канашина является тема жертвенности, страдания. Настоящее искусство и появляется только там, где есть переживания, страдания, боль. Но и радость тоже.

И свою основную задачу он видит в установлении главного грандиозного памятника нашей страны, с ее историческим прошлым, днем сегодняшним и ее будущим - «Народной Голгофы». Его концепция и бронзовая модель с 1998 года находятся в художественной галерее в штаб – квартире ЮНЕСКО в Париже и ждут своего часа.

А большой бронзовый монумент-Символ, по его замыслу, должен быть высотой около 40 метров, и располагаться на огромном холме. На монументе, в том числе, будут отражены все ключевые периоды и моменты истории нашего народа. По периметру комплекса — плиты с именами всех митрополитов и великих деятелей Церкви — и не только православной, но и всех конфессий и религий. По идее автора, памятник «Народная Голгофа», как символ страдания, должен способствовать идее мира и объединению людей разных национальностей.

 


Произведения Юрия Канашина находятся в государственных коллекциях:

- Национального музея искусств и Национального музея истории Молдовы;

- Дома-музея «Василе Погор», Яссы, Румыния,

- Художественной галереи ООН, Нью-Йорк;

- Художественной галереи ЮНЕСКО, Париж;

- Патриархата Иерусалима;

- Патриархата России;

- Национального художественного музея Турции;

- Национального художественного музея Украины в Донецке, и других.

Автор: Татьяна МИГУЛИНА