Weekend
Николай Коцофан № 34 (1296) 20 Сент. 2019 Что «бурлит» в бурлуе?

Национальный музей искусств приглашает на выставку керамики Николая Коцофана, приуроченную к 80-летию мастера. Его декорированные бурлуи и тарелки вызывают восхищение. Их свободный по рисунку и строгий по ритму орнамент отсылает к символам далеких эпох. При этом они удивительно современны. А гигантские кувшины более метра высотой выглядят просто фантастически. «Это какая-то современная древность», как определил на вернисаже архитектор Михаил Орлов.

 

«У меня впечатления о творчестве Николая Ивановича сложились очень давно, и с годами меняются в самую лучшую сторону, - говорит архитектор. - Познакомились мы в мастерской Ильи Трофимовича Богдеско в начале 1980-х годов. Тогда Богдеско работал над уникальным памятником погибшим воинам в селе Ордашей - родном селе Коцофана. И керамист помогал Богдеско реализовать его замысел: каменный цветок, на котором четыре монументальных панно, выполненных в технике майолики».

Тогда Михаил Орлов впервые увидел тарелки Николая Коцофана, которые его просто потрясли. Одна из них висела в мастерской Богдеско, и архитектор полагал, что это какое-то древнее искусство. Причем был настолько в том убежден, что даже авторством не интересовался. Позже выяснил, стал бывать в мастерской Коцофана, наблюдая и восхищаясь невероятным богатство красок, приемов мастера.

«Сейчас меня больше всего поражает его неуспокоенность: в свои 80 лет художник неустанно работает. И на выставке представлены произведения последних лет, свежие, с новыми декоративными приемами. У него есть несколько тем, великолепно найденных, это словно раскрывающийся во все стороны многолепестковый цветок, в пространство которого «залетает» зритель. При этом Николай Иванович постоянно в поиске, и находит великолепные цветовые сочетания, новые техники. Например, на выставке можно увидеть небольшой черный объект, в который впаяна металлическая проволока. Это выглядит экстрасовременно».

Михаил Орлов говорит об удивительной связи керамиста с глубинными корнями, культурными пластами. «Бурлуи почти всегда какой-то необычной асимметричной формы, декор у них — тщательно переработанные древние элементы. В результате получаются совершенно уникальные вещи. К тарелке керамист относится как к арт-объекту, а в некоторых работах — даже не как к тарелке. Это хорошо видно на блюдах с цветами — фактически «портретах» цветов в круглых «рамах». Николай Коцофан очень добрый и отзывчивый человек, и его искусство несет отпечаток душевного спокойствия. Его керамика - это настоящее национальное достояние, то самое подлинное культурное наследие, которое останется после нашего старшего поколения».

Истоки «современной древности» Николая Коцофана находим в 1958 году. Тогдашним летом, окончив первый курс факультета живописи Республиканского художественного училища им. И. Репина, студент по приглашению друга отправился в археологическую экспедицию в Рышканский район. А оттуда как раз выехала художница, которая зарисовывала экспонаты. Начинающему живописцу предложили поработать вместо нее, всем понравилось.

Тогда археологи находили много керамики культуры Кукутень-Триполье, включая целые сосуды и даже места работы древних мастеров. Студент-живописец пришел в полный восторг от керамики древних. И как раз на втором курсе художественного училища открылось отделение керамики. Николай Коцофан сразу же согласился перевестись на него. В учебном году рисовал для археологов Академии наук, три года подряд ездил в экспедицию.

После армии в 1964-м году Николай Коцофан поступил на работу в Художественный фонд, с тех пор в его трудовой книжке один адрес. После вступления в Союз художников в 1972-м году был избран заместителем председателя Союза художников и председателем правления Художественного фонда, переизбирался неоднократно, «прослужив» таким образом искусству 18 лет. Также был членом президиума Художественного фонда СССР,  членом правления Союза художников СССР.

Керамист выбрал для себя несколько элементов культуры-Кукутень -Триполье, их переосмысливает и перерабатывает. «В творчестве Николая Коцофана характерное для 1960-х годов увлечение фольклором сочеталось с новыми пространственными задачами монументального искусства, - комментирует искусствовед Константин Спыну. - В работах художника традиционные мотивы не только возрождены, но и углублены содержательно новыми качествами. Однако остались неизменными основы творчества мастера – синтаксические особенности формообразования, характерные для архаики – трипольско-кукутенской культуры, а также сплав указанных формообразующих начал с некоторыми творческими нововведениями изобразительного и декоративно-прикладного искусства ХХ века».

Что примечательно: после училища керамист не пользуется гончарным кругом — все лепит руками. Николай Коцофан работает с шамотом, в последние годы специализируется на тарелках и бурлуях. В прошлом году освоил новый материал — фибропласт, из которого исполнены его большие кувшины. «Это очень прочный, крепкий материал, в то же время легкий, - комментирует художник. - Его можно даже сбросить с высоты — лишь отскочит, словно мяч».

С глиной мастер работает при исполнении заказов. Например, по заказу Французского альянса в Молдове к 20-летию организации выполнил 35 бурлуйчиков небольшого формата. Их на круге по эскизу Николая Коцофана сделал один из молдавских гончаров. Бурлуйчики подарили молдавским властям, послам, часть отправили для президента Франции. И таких заказных работ у него немало.

В Национальном музее искусств хранится более 50 произведений Николая Коцофана, есть его изделия в Национальном музее истории, Национальном музее природы и этнографии. 15 работ в Международном музее керамики в Венгрии. Он побывал на международном симпозиуме в Венгрии, и оставил для музея вместо одной работы, как принято, целых 15. Они впоследствии участвовали во многих международных проектах, экспонировались в самой Венгрии. Всего в музеях разных стран хранится порядка 130 работ. Не говоря уже о многочисленных частных коллекциях по всему миру, интерьерах зданий и учреждений и т. д. Посетите выставку Николая Коцофана (по 13 октября), и удивитесь, какие неожиданные археологические реминисценции и фольклорные ассоциации вас посетят.

Автор: Татьяна МИГУЛИНА