Правила торговли
Виорел Мирон № 25 (1287) 05 Июля 2019 Синдром кластера

В индустрии туризма кластер — явный аутсайдер. Структура-феномен, появившаяся в Молдове три года назад, сегодня, в большей мере, озабочена привлечением грантов, а не экскурсантов. И что удивительно: деньги дают!

 

Во-первых, потому, что за развитие кластеров настоятельно выступает одна из европейских Директив. В Евросоюзе реализуется множество проектов, направленных на продвижение кластерной политики. Там более десяти лет назад был утвержден «Манифест кластеризации в странах ЕС» и «Европейский кластерный меморандум». Их основная цель — увеличить «критическую массу» кластеров, чтобы оказать влияние на спрос и конкуренцию как отдельных стран, так и Европейского туристического региона в целом.

В Молдове первопроходцем в этой области была Ассоциация развития туризма, которая в 2016 году при поддержке правительства Польши реализовала проект по запуску таких бизнес-сообществ. Программа была рассчитана на один год, цена вопроса — 40 тыс. евро. По сути, за эти деньги удалось нащупать агротуристический потенциал в семи зонах, но лишь четыре из них впоследствии зарегистрировались, как кластеры.

Речь идет о кластерных альянсах «Гармония севера» (включает в себя населенные пункты районов Окница и Сорока), «Дорога толтров» (муниципий Бэлць и район Единец), «Долина нижнего Прута» (южный кластер, который протянулся от Кахула до села Джурджулешть). Последним в проекте открылся «Виладор», в который вошли малые предприятия районов Унгень, Сынджерей, Фэлешть и Теленешть. Основными его членами стали местные агрохозяйства.

Первый выигрывает за счет таких «якорей», как Сорокская крепость, район поселения ромов и Яблочный фестиваль. «Фишкой» «Дороги толтров» стали коралловые окаменевшие рифы-толтры и уникальный Краеведческий музей в Единец, где собрано 27 тыс. экспонатов. К этой же местности относится монастырь в Зэбричень, известный своими экологичными травяными чаями и сельхозпродуктами, выращенными монахами. Кстати, они же позаботились о регистрации товарного знака с приставкой «bio».

В «Долине нижнего Прута» центральной точкой стал Музей хлеба села Вэлень. В кластер вошел Этнографический музей в Слободзия Маре, а также известный кахульский курорт «Нуфэрул Алб».

У «Виладор» основное место притяжения — холм Мэгура с курганом, где, по легенде, захоронены воинствующие кочевники. В данном регионе много животноводческих хозяйств - кроличьи, овечьи, козьи фермы, на которые делается туристическая ставка. К примеру, на базе козьей фермы в Слободзия-Мэгура создан туристический инфоцентр, туда же водят экскурсии с дегустациями. Есть идея открыть агропансион.

По словам председателя Ассоциации развития туризма Виорела Мирон, суть кластера изначально состоит в сочетании кооперации и конкуренции. Когда ассоциированные малые предприятия (фермеры, сельхозпроизводители, ремесленники, владельцы местных точек общепита) могут конкурировать с крупными туркомплексами, они превращают сельские достопримечательности в туристические направления, генерирующие твердый доход.

«Мы задали вектор развития для таких структур, - отметил г-н Мирон. - Пытались убедить предпринимателей продвигать свою инвестиционную стратегию, которая базируется на продажах товаров и услуг внутри самого проекта. Это в разы уменьшило бы финансовые риски. Однако многие сконцентрировались исключительно на привлечении грантов. Я критически к этому отношусь: такие «подарки» мало того, что избирательны, они расслабляют, заставляют отказываться от первоначальной идеи. Под грант нужно подстраиваться, и включившись в этот процесс, предприниматели озабочены лишь тем, чтобы соответствовать критериям доноров. Они забывают о главной цели, ради которой все коллективно начиналось».

К примеру, уже мало кого заботит отсутствие информация для заезжих туристов: туристических указателей почти нигде нет. Хотя дело-то, по сути, копеечное.

«Когда появляется возможность построить 3 км дороги и местный фермер или отельер получает возможность проложить ее именно к своему объекту, то указатели для него уже вторичны. В итоге, дороги у нас фрагментарные, т. к. денег всегда не хватает на их софинансирование. Проблема кластеров в том, что никто не думает комплексно: есть эта дорога или нет, люди не знают о существовании туристического объекта в той местности — у них нет информации. Ты радуешься участку, заасфальтированному на деньги доноров, но по нему как никто из туристов не ходил, так и не ходит».

Другой пример — создание центров по обслуживанию экскурсантов на базе местных музеев. Больших денег это тоже не требует (информационные материалы, инструктаж работников, нехитрая мебель). Но вкладываться в это дело члены кластера не хотят: если они не продают свой личный товар или услугу, то им не интересны подобные расходы.

На этом фоне любопытен последний проект — новый кластер «Дор де Кодру», объединивший сёла Чорешть (Ниспорень), Миклеушень и Долна (Стрэшень). Он стартовал год назад при поддержке правительства Швейцарии и уехавших на заработки уроженцев этих мест. Речь идет о новой модели хозяйствования, посредством которой населенные пункты объединяются для решения общих задач, в т. ч. и за счет денег мигрантов. Весь бюджет проекта составил $76,5 тыс., из которых $7,5 тыс. - это вклад самих мигрантов, порядка $14 тыс. выделили местные власти, еще $5 тыс. вложила одна из туристических компаний. Остальное покрыл швейцарский грант.

На эти деньги члены кластера намерены серьезно развернуться и освоить целых пять (!) туристических маршрутов для активизации местной экономики.

Автор: Ирина МАЦЕНКО