Интерпресс
Кент ХАРРИНГТОН № 21 (1283) 07 Июня 2019 Ким Чен Ын и его стратегия «Moneyball»

Японский премьер-министр Синдзо Абэ сделал приоритетом помпезность, а не политику, принимая на этой неделе президента США Дональда Трампа. Единственным исключением стал вопрос о Северной Корее, которая недавно провела новые испытания ракет малой дальности у своего восточного побережья. Абэ явно стремится к тому, чтобы Япония и США действовали согласованно, особенно сейчас, когда переговоры Трампа с северокорейским диктатором Ким Чен Ыном о денуклеаризации застопорились. Но в понедельник на совместной пресс-конференции Трамп отмёл тревоги по поводу последних испытаний, разойдясь в этом вопросе не только с Абэ, но и с собственными советниками.

 

У Aбэ есть все причины беспокоиться о том, что у Кима возникает важное дипломатическое преимущество. Да, конечно, экономика КНДР переживает трудности, в стране назревает дефицит продовольствия, а дружеские встречи с Трампом не помогли Киму добиться смягчения экономических санкций. Однако Ким недавно поменял состав команды переговорщиков и попытался встать в позу мудрого государственного деятеля, предложив провести ещё один саммит с Трампом, если обсуждаемые условия станут правильными.

Одновременно Ким укрепляет свои позиции для будущих переговоров, в том числе с помощью Китая и России. Подобные манёвры северокорейского режима, конечно, не являются беспрецедентными, однако они необычны. Ким – отпрыск династии, которая ревниво охраняет независимость Севера уже 70 лет; он считает (как и его дед Ким Ир Сен, основавший это государство), что национальная самодостаточность и самостоятельность – это нечто священное. Хотя Китай и Россия являются традиционными союзниками режима Кима, его дед и отец (Ким Чен Ир) всегда поддерживали дистанцию в отношениях с двумя державами, часто играя на их противоречиях. Напротив, Ким группируется сразу с обеими странами, чтобы склонить ситуацию на геостратегическом поле в свою пользу.

У Китая, Россия и КНДР, скорее всего, нет единого сценария действий, но они, по всей видимости, договорились о некоем разделении труда и действуют соответственно. Ким выполняет работу на Корейском полуострове: он воспользовался желанием южнокорейского президента Мун Чжэ Ина проводить политику сближения и старается вбить клин между Южной Кореей и США. Он даже поговаривает о возможности переговоров с Абэ, который очень не хочет оказаться исключённым из обмена мнениями на высшем уровне. Между тем, Китай играет традиционную роль самого влиятельного партнёра Севера. Игнорируя требования США о том, что Ким обязан отказаться от ядерной программы до смягчения режима санкций, Китай выдвинул предложение облегчить санкции в качестве меры по созданию доверия на пути к политическому урегулированию.

Со своей стороны, Россия, которая более десяти лет назад принимала участие в провалившихся переговорах о закрытии ядерной программы КНДР, теперь выходит на поле в команде Кима. В апреле Ким впервые встретился с президентом России Владимиром Путиным. Отвергнув идею, что гарантий безопасности, предоставленных США и Южной Кореей, будет достаточно, чтобы когда-либо убедить Кима провести денуклеаризацию, Путин призвал к возобновлению переговоров с участием России и Китая.

Такое китайско-российско-северокорейское сотрудничество, скорее всего, будет продолжаться. Ким уже завёл привычку звонить председателю КНР Си Цзиньпину до и после своих саммитов с Трампом, и, вероятно, его режим будет теперь чаще контактировать с Кремлём. Это не сулит ничего хорошего для целей США на Корейском полуострове. Формально Россия и Китай будут говорить о необходимости денуклеаризации, однако ни одна из этих стран никогда серьёзно не пыталась помешать реализуемой режимом Кима программе вооружений.

Готовность Китая и России терпеть Северную Корею, вооружённую ядерным оружием, объясняется стратегическим расчётом. Хотя поведение Кима эти страны часто расстраивает, для них высшим приоритетом является поддержка его режима. Если он рухнет, вероятным последствием этого станет воссоединение Кореи под властью правительства в Сеуле. Внезапно Китай и Россия получат союзника США (а потенциально даже американские войска) у своих границ. На фоне таких ставок ни одна из этих стран, скорее всего, не станет прекращать поставки нефти в нарушение санкций или – как в случае с Китаем – ограничивать рост приграничной торговли.

Кроме того, Китай и Россия могут многое выиграть, играя более активную роль в корейском ядерном вопросе. Режим Кима хочет, чтобы американские вооружённые силы покинули не только Корейский полуостров, но и вообще весь западно-тихоокеанский регион. Для Китая и России это было бы просто превосходно. Кроме того, дополнительное внимание к американским войскам в Азии обеспечивает полезный политический фон внутри этих стран, а особенно сейчас, когда Трамп объявил о выходе США из договора с Россией о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, заключенного в 1987 году. Как Россия, так и Китай озабочены противоракетной американской системой THAAD, которая сейчас установлена в Южной Корее.

Впрочем, китайско-российское сотрудничество касается не только Корейского полуострова. Западные санкции, введённый в ответ на аннексию Россией Крыма в 2014 году, начинают кусаться, поэтому Китай становится всё более важным рынком и источником инвестиций для России. Кроме того, Китай сейчас берёт на себя роль Америки в Азии, поэтому у России становится всё больше причин, чтобы улучшать свои отношения с новой державой. Одновременно Россия расширяет экономические связи в этом регионе, планируя, например, утроить объёмы двусторонней торговли с Вьетнамом к 2020 году.

С точки зрения Китая, Россия предлагает не только топливо и сырьё, но и, что намного важнее, потенциальное военное партнёрство. Россия может поставлять военные технологии и проводить полезные совместные учения.

Ещё предстоит увидеть, насколько оправдают себя подходы Кима за столом переговоров. Но любой поклонник спорта должен оценить его план игры и его долг перед Билли Бином, генеральным менеджером команды Oakland Athletics. В 2002 году Бин привёл эту команду к самой длинной в истории серии непрерывных побед в Главной лиге бейсбола, не используя сильных отбивающих, которые иногда могут удачно выбить мяч за поле (homerun), а приглашая в команду игроков с хорошим коэффициентом попадания на базу.

Несмотря на неудачи на ядерных саммитах в Сингапуре и Ханое, Трамп продолжает хвастаться, что он уже выбил мяч за поле. А тем временем Ким выводит на поле команду, которая может стабильно набирать для него очки в долгосрочной перспективе.

 

Кент ХАРРИНГТОН – бывший старший аналитик ЦРУ, работал руководителем Национальной разведки
по Восточной Азии, главой резидентуры в Азии, директором ЦРУ по связям с общественностью.

© Project Syndicate, 2019

Автор: Кент ХАРРИНГТОН