Интерпресс
Элизабет ДРЮ № 18 (1280) 17 Мая 2019 Трамп теперь выше закона

Ситуация в Вашингтоне стала весьма скверной после опубликования в апреле доклада специального прокурора Роберта Мюллера о российском вмешательстве в американские президентские выборы 2016 года, и похоже, что она станет ещё хуже. Уже очевидно, что у США сейчас генеральный прокурор считающий, будто его работа заключается в защите президента – и к чёрту факты. Выступая с показаниями перед юридическим комитетом Сената на прошлой неделе, Уильям Барр, высший чиновник правоохранительных органов страны, темнил и лгал презрительно и бесстыдно.

 

Барр самоопределился как адвокат и «решала» при президенте Дональде Трампе, и это не стало сюрпризом для тех, кто помнит, как будучи генеральным прокурором в администрации Джорджа Буша-старшего, он помогал скрывать скандал «Иран-контрас» в конце 1980-х годов. Перед утверждением на новый срок на этом посту он написал по собственной инициативе 19-страничный меморандум, в котором доказывал, что президент по определению не может препятствовать правосудию, а значит, расследование Мюллером этого вопроса является «фатальным заблуждением». Такова его абсурдная позиция: президент может блокировать расследования против него самого, если считает их несправедливыми.

В лице Барра Трамп, наконец-то, обрёл нового Роя Кона, печального знаменитого адвоката Нью-Йорка, который вытаскивал Трампа из разных неприятных юридических ситуаций. Трамп был в бешенстве, когда его первый генеральный прокурор – Джефф Сешнс – отстранился от российского расследования, и в дальнейшем он его уволил. Хотя Мюллер перечислил десять эпизодов вероятного препятствия правосудию, он подчинился спорной рекомендации министерства юстиции не предъявлять обвинений действующему президенту и воздержался от вывода по поводу обвинений Трампу, призвав Конгресс решить этот вопрос. Но тут вмешался Барр и объявил Трампа ни в чём не виновным: сначала в письме от 24 марта в Конгресс, где он якобы кратко изложил выводы доклада Мюллера, а затем ещё раз на очень странной пресс-конференции, состоявшейся за 90 минут до публикации отредактированной версии доклада. В показаниях перед Сенатом он заявил, что не понимает, почему Мюллер не принял решения по поводу выдвижения обвинений в воспрепятствовании правосудию. К тому моменту, когда Барр давал эти показания, его письмо от 24 марта было уже дискредитировано.

За день до выступления Барра перед Сенатом газета The Washington Post сообщила, что Мюллер, оказывается, написал Барру письмо. В нём он протестовал против того, что в письме Барра в Конгресс «не полностью отражены контекст, суть и выводы» доклада. Он призывал Барра опубликовать написанное самим Мюллером краткое изложение двух томов доклада. Отправив в Конгресс собственное письмо и отложив публикацию доклада, Барр выиграл время, чтобы навязать ложные представления о его выводах – «полная реабилитация», как выразился Трамп. Хотя Мюллер и не рекомендовал предъявлять Трампу обвинения, в докладе прямо говорится, что он его никак не реабилитирует. Более 450 бывших федеральных прокуроров подписали открытое письмо, в котором заявляется, что, если бы не рекомендация министерства юстиции, Трампу были бы предъявлены обвинения в воспрепятствовании правосудию.

Мюллер два года руководил расследованием, в котором не произошло ни единой утечки, поэтому то, что он «прибегнул к бумаге», как это называют в правительственных кругах, является экстраординарным. Автор письма, конечно, рассчитывал, что эта переписка станет публичной. В своих показаниях в Сенате явно раздражённый Барр отмахнулся от письма Мюллера как от «докучного» и добавил, что оно, «вероятно, было написано кем-то из его сотрудников».

Но ещё важнее то, что уже получив письмо Мюллера, Барр затем давал показания в Комитете по ассигнованиям Палаты представителей. Там Барр заявил, что ничего не знает о мнении Мюллера по поводу письма от 24 марта. Теперь, когда члены комитета узнали, что Барр уже получил к тому моменту письмо Мюллера, они призвали его к отставке. Демократ Нэнси Пелоси, спикер Палаты представителей, обвинила Барра во лжи перед Конгрессом, отметив, что это «преступление».

Вопрос теперь в следующем: начнут ли демократы в Палате представителей процедуру импичмента против Трампа. Пока что Пелоси сопротивляется этому. Она опасается партийной битвы, которая может заставить электоральную базу республиканцев поддержать Трампа с ещё большим энтузиазмом. Кроме того, в контролируемом республиканцами Сенате вряд ли можно получить две трети голосов, необходимых для вынесения приговора Трампу и снятия его с должности, поэтому она считает, что демократам следует направить свою энергию на победу над Трампом на выборах 2020 года. Недавно она заявила, что победа демократов должна быть убедительной, иначе Трамп начнёт оспаривать результаты выборов и даже может отказаться покинуть свой пост – такая перспектива всё чаще рассматривается в Вашингтоне.

Если Конгресс не выполнит свой конституционный долг и не привлечёт президента к ответственности в период между выборами, может возникнуть опасный прецедент, который стимулирует Трампа вести себя ещё более авторитарно. Даже если республиканцы в Сенате продолжат защищать Трампа (в частных разговорах большинство из них называют его опасным), демократам в Палате представителей всё равно следовало бы дать чёткий сигнал: поведение президента является неприемлемым.

Пелоси настаивает на том, что «мы ещё не готовы». И она, и Трамп, похоже, затягивают время – в какой-то момент выборы 2020 года окажутся уже слишком близко, чтобы начинать процедуру импичмента. Однако события могут заставить Пелоси действовать. Трамп пытается сейчас защитить себя от любых дальнейших расследований, касающихся не только российского вопроса, но и его бизнеса (Трамп стал первым за много десятилетий президентом, который не опубликовал свою налоговую декларацию), а также возможного влияния его частных операций на внешнюю политику страны. «Хватит уже», заявил Трамп, представляя демократов людьми, которые одержимы расследованиями против него, а не вопросами, которые реально интересуют общество. Таких обвинений многие демократы опасаются. Трамп стал возражать против выступления нынешних и даже бывших чиновников с показаниями в Конгрессе, а его администрация игнорирует повестки с вызовом в Конгресс. Хорошо знакомый с силой телевидения, Трамп изменил прежние взгляды и стал выступать против появления в Конгрессе Мюллера. Аналогичное поведение послужило основанием для одной из трёх статей обвинений против президента Ричарда Никсона.

Следующий этап в этой истории уже можно себе представить. При помощи партнёра Трампа по гольфу, республиканца Линдси Грэма, возглавляющего юридический комитет Сената, Барр бросится продвигать президентскую фантазию, будто расследование Мюллера – это «охота на ведьм», организованная сторонниками Хиллари Клинтон из «глубинного государства». Мишенью вновь станут нынешние и бывшие агенты ФБР – либо потому, что они критически высказывались о Трампе, либо потому, что они открыли дело о защите национальной безопасности от вмешательства враждебной державы в президентские выборы США (которое продолжалось и на промежуточных выборах в 2018 году). Директор ФБР Кристофер Рэй, комментируя доклад Мюллера, заявил, что русские «удваивают ставки» перед 2020 годом.

С помощью коррумпированного генерального прокурора и раболепной Республиканской партии мстительный Трамп собирается поставить себя выше закона. Приближается новый раунд «кровопускания», а пострадают от этого невинные люди.

 

Элизабет ДРЮ – журналист из Вашингтона, автор новой книги
«
Вашингтонский журнал: Репортажи о Уотергейте и падение Ричарда Никсона».

© Project Syndicate, 2019.

Автор: Элизабет ДРЮ