Интерпресс
Шломо АВИНЕРИ № 16 (1278) 03 Мая 2019 Истоки доминирования правых в Израиле

Новейший электоральный успех Биньямина Нетаньяху – он добился пятого срока на посту премьер-министра Израиля – по любым меркам является выдающимся достижением как для него самого, так и для его правой партии «Ликуд». Серьёзные обвинения в коррупции, похоже, нисколько не уменьшили популярности Нетаньяху среди тех, кто составляет его избирательную базу, а тесные отношения с президентом США Дональдом Трампом и с президентом России Владимиром Путиным явно помогли укрепить его позиции в стране.

 

Трамп откровенно помогал избирательной кампании Нетаньяху, отказавшись от привычной американской политики, которая проводилась на протяжении десятилетий. Он не только объявил о выходе США из Иранского ядерного соглашения, о котором договорился его предшественник Барак Обама, но ещё и перенёс американское посольство в Иерусалим, а всего за несколько дней до выборов признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами.

Многие могут порицать применяемые Нетаньяху тактические приёмы в стиле Трампа – разжигание страха и ненависти к реальным и воображаемым врагам, попытки лишить прессу легитимности, нападки на судебную систему, – но они срабатывали. Именно это (а также бесспорная электоральная ловкость Нетаньяху) помогло ему отбить атаку недавно сформированной партии «Синее и белое» во главе с Бенни Ганцом, бывшим военачальником, уважаемым, но политически неопытным.

Неудивительно, что большинство комментаторов сосредоточились на личных качествах Нетаньяху, пытаясь объяснить его победу, которая многим казалась маловероятной. Однако существуют серьёзные структурные причины длительного пребывания партии «Ликуд» у власти: экономика Израиля процветает, инфляция – меньше 2%, безработица – на исторически низком уровне.

Впрочем, есть и другие, более глубокие тенденции, помимо политических и экономических. Природа еврейского государства, которая исторически была либеральной и социал-демократической, коренилась в мировоззрении его основателей, сложившемся в начале XX века. Сионистские лидеры, например, Хаим Вейцман, Давид Бен-Гурион и Голда Мейр, объединили светскую идею национального самоопределения еврейского народа с идеями социальной справедливости. Из-за внешнего и внутреннего давления эти принципы не всегда успешно воплощались в жизнь (особенно в период массовой иммиграции после 1948 года), однако они определяли идеологию общества, считавшего себя одновременно еврейским и демократическим.

Подобное мировоззрение перестало быть общим для всех израильтян. Из защищающейся, маленькой и бедной страны с 650 тысячами жителей-евреев, которой Израиль был в момент своего основания, он превратился сегодня в процветающее государство с населением почти восемь миллионов человек. Это произошло благодаря демографическим изменениям, которые постепенным, но решительным образом изменили его социальную структуру и политику. Сейчас уже очевидно, насколько радикальными стали последствия этих изменений.

С конца 1980-х годов в страну приехал миллион иммигрантов из бывшего СССР, которые обогатили израильскую науку, технологии, музыку и культуру. Однако их политические взгляды сложились за десятилетия жизни при советской власти. В основном эти взгляды светские, но при этом многие верят в сильное государство с иерархической структурой руководства и нетерпимо относятся к чужакам или врагам (в данном случае к арабам). Как сострил один из этих людей в беседе со мной: «Я не хочу жить под властью Путина, но я хочу, чтобы лидер моей страны был похож на Путина».

Размытый социал-демократический характер израильского движения лейбористов в их глазах выглядел вариацией большевизма, а кибуц напоминал советский колхоз. Соответственно, многие из них чувствуют себя комфортней с напористым национализмом Нетаньяху, чем с левыми сторонниками права палестинцев на самоопределение.

Между тем, уже первые иммигранты из Северной Африки и Ближнего Востока (мизрахи и сефарды, которые сейчас составляют почти половину еврейского населения Израиля) воспринимали светский и эгалитарный характер Партии труда глубоко противоречащим их религиозности и патриархальным ценностям. Для многих из них кибуцы означали раскол семьи и насильственную секуляризацию. Кроме того, многие привезли с собой воспоминания об угнетении арабским большинством в тех странах, откуда они приехали. Иммигрантским недовольством гегемонией левого истеблишмента воспользовался Менахем Бегин, став первым премьер-министром из партии «Ликуд».

Потомки этих иммигрантов – вместе с иммигрантами из бывшего СССР – до сих пор составляют основной костяк сторонников «Ликуда». А благодаря естественному альянсу «Ликуда» с ортодоксальными и ультраортодоксальными еврейскими партиями, у правых возникло гарантированное преимущество, которое не исчезнет после того, как Нетаньяху покинет политическую сцену. Израиль не идёт по пути превращения в «антилиберальную демократию», подобную Венгрии; его демократические структуры и нормы сохраняют устойчивость (хотя они и подвергнутся испытанию из-за намечающейся попытку «Ликуда» предоставить Нетаньяху иммунитет от обвинений в коррупции, которые ему предъявляют). Тем не менее, институциональные основы, благодаря которым либеральный и социал-демократический сектор страны когда-то стал доминирующим, оказались значительно ослаблены.

Партия труда, руководившая страной многие десятилетия, стала жертвой общего ослабления левоцентристских сил, которое сейчас характерно для демократических стран Запада. Эти тенденции усиливаются неспособностью палестинского руководства убедить многих израильтян в том, что оно действительно готово признать еврейское государство. Предоставляя террористам-смертникам статус «солдата нации» и выделяя их семьям официальные пенсии, Палестинская администрация никак не способствует расширению поддержки израильтянами урегулирования по принципу двух государств. Латентная гражданская война между Палестинской администрацией на Западном берегу реки Иордан и исламистским движением «Хамас», которое контролирует сектор Газа, также не сулит ничего хорошего будущим мирным отношениям с Израилем. 

Впрочем, факт остаётся фактом: партия Гана «Синее и белое» финишировала почти на равных с «Ликудом», получив 35 из 120 мест в кнессете (у «Ликуда» – 36). Вместе с Партией труда, чьё представительство сократилось до шести мест, и небольшой левой партией «Мерец» (четыре места) партия «Синее и белое» может организовать энергичную оппозицию правой – националистической и религиозной – коалиции Нетаньяху, которая будет контролировать 65 мест. Но оппоненты Нетаньяху должны будут предложить убедительную альтернативу нападкам «Ликуда» на прессу и судебную систему, если они хотят вернуть поддержку, потерянную в ходе серии последних выборов. В ближайшем будущем демографическая ситуация складывается не в пользу левоцентристской альтернативы, но она не выглядит невероятной: электорат расколот почти ровно пополам.

 

Шломо АВИНЕРИ – профессор политологии в Еврейском университете в Иерусалиме,
бывший генеральный директор министерства иностранных дел Израиля.
В этом году в издательстве
Yale University Press выйдет его книга «Карл Маркс: Философия и революция».

© Project Syndicate, 2019.

Автор: Шломо АВИНЕРИ