Интерпресс
Андерс ФРЕМСТАД, Марк ПОЛ № 10 (1272) 22 Мар. 2019 Как преодолеть идеологию климатического бездействия

Три года назад США достигли мрачного рубежа: в стране появились первые климатические беженцы. Из-за подъёма уровня моря, которое стало быстро затапливать маленький город Иль-де-Жан-Шарль в Луизиане, индейцы билокси-читимача-чокто, долгое время считавшие этот город своим домом, были вынуждены мигрировать. В предстоящие годы сотни поселений в США ждёт такая же печальная участь, причём даже в том случае, если выбросы парниковых газов будут немедленно прекращены.

 

Несмотря на консенсус учёных по поводу причин и мрачных последствий глобального потепления, власти по-прежнему глухи к предостережениям о надвигающемся климатическом кризисе. Хотя о выходе Америки из Парижского климатического соглашения 2015 года объявил президент Дональд Трамп, США и до этого не спешили приступать к радикальному сокращению выбросов. Как утверждают многие климатические активисты, причина этого – капитализм или, если точнее, неолиберальная идеология, которая доминирует в экономической политике Запада уже как минимум 40 лет.

На фоне разгорающейся дискуссии о «Зелёном Новом курсе» обществу критически важно понять ту роль, которую неолиберализм сыграл в срыве политики, направленной на ограничение выбросов, поэтапный отказ от ископаемых видов топлива и переход к технологиям возобновляемой энергетики.

Климатические эксперты регулярно предупреждают, что, если продолжать вести «привычный бизнес», предотвратить изменение климата будет невозможно. Но хотя это верно, уже сама по себе эта фраза выдаёт неолиберальную одержимость идеей изменить «бизнес» под соответствующую цель – подправить здесь, подтолкнуть там. Как будто граждане являются просто пассивными объектами воздействия более крупных экономических сил. Мы все должны играть активную роль в формировании экономики. Но для этого надо, чтобы мы сначала избавились от оков, которыми неолиберальный менталитет стесняет общественное воображение.

Начиная с 1980 года, в Вашингтоне стало господствовать мнение, что государство должно играть в экономике минимальную роль. Как сострил однажды Гровер Норквист, лоббист,  выступающий против налогов: «Я не хочу отменять правительство. Я просто хочу сократить его до такого размера, чтобы можно было затащить его в ванную комнату и там утопить в ванной».

Идея, что правительство может быть лишь тормозом для динамичной экономики, представляет собой резкий разрыв с кейнсианским мировоззрением, доминировавшим в политике в период с 1940-х по 1960-е годы. Политика, основанная на убеждении, что государственные расходы на общественные блага дополняют деятельность частного сектора, а не вытесняют его, позволила Америке достичь беспрецедентных темпов роста в послевоенную эпоху.

В кейнсианской экономической системе государственное вмешательство считается необходимым для решения проблем, требующих координации, а именно такой проблемой является изменение климата. К сожалению, краткий период возрождения кейнсианского менталитета после финансового кризиса 2008 года оказался быстро задушен политикой сокращения бюджетных расходов в странах Запада. Это не позволило предпринять усилия по сокращению выбросов парниковых газов с помощью государственных инвестиций в транспорт, в зелёное государственное жильё, в научные исследования и разработки.

Второй основой неолиберализма является дерегулирование, и оно тоже внесло свой вклад в изменение климата. Когда политики стараются отменить стандарты энергоэффективности, а также правила, касающиеся добычи ископаемого топлива, они любят говорить о том, что просто «устраняют барьеры». Но в большинстве случаев те же самые политики оказываются получателями щедрот от индустрии углеводородов.

К сожалению, нарастает не только климатический кризис, но и давление с требованием дерегулировать бизнес, связанный с ископаемым топливом. Например, в январе большая группа видных экономистов опубликовала открытое письмо с призывом ввести вместо «обременительного регулирования» умеренные углеродные выплаты (налог). При этом забывается, что это же самое регулирование позволило значительно сократить выбросы парниковых газов в таких штатах, как, например, Калифорния. И именно регулированию мы обязаны сокращением выбросов, достигнутым на федеральном уровне, благодаря таким программам, как нормативы доли энергии из возобновляемых источников (RPS) и «Средние корпоративные стандарты экономии топлива» (CAFE).

Для появления у США хотя бы малейшего шанса на сокращение выбросов в размерах, соответствующих рекомендациям Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), необходимо признать, что правильное экологическое регулирование является дополнением к масштабным государственным инвестициям и углеродным выплатам, а не их заменой.

Третье направление подрыва климатических действий неолиберализмом – перенос права принятия решений с федерального уровня на уровень штатов и местной власти. В некоторых политических вопросах контроль на местном уровне полезен, но в том, что касается изменения климата, он лишь усугубляет трагедию простых людей. Неолиберализм представляет углеродный налог в качестве лекарства от изменения климата, но одновременно он отвергает централизацию, необходимую для того, чтобы эта мера реально сработала.

Шанс того, что все без исключения штаты США введут углеродный налог, равны почти нулю. Индустрия ископаемого топлива и её лоббисты натравливают американские штаты, а также различные трудовые профсоюзы и объединения, друг против друга, обещая создавать местные рабочие места в секторе добычи ископаемого топлива. Кроме того, эта отрасль ведёт агрессивную кампанию против зелёных инициатив во время выборов на уровне штатов и местных органов власти, где она может с лёгкостью потратить больше денег, чем любые конкуренты.

До тех пор, пока политики связаны смирительной рубашкой неолиберальной идеологии, значимого прогресса на пути к решению проблемы изменения климата будет невозможно достичь. Это стало совершенно ясно во время записанной на видео встречи группы юных климатических активистов с сенатором США Дайэнн Файнстайн – снисходительность здесь то и дело сменялась агрессивностью. К счастью, широкая общественная поддержка «Зелёного Нового курса» показывает, что избиратели не разделяют эту идеологию.

Тем не менее, для достижения поставленной в «Зелёном Новом курсе» цели – чистая углеродная нейтральность через десять лет – потребуются не только решения о введении углеродных сборов и дивидендов в масштабах всей экономики, но и крупные государственные инвестиции, а также дополняющее их регулирование. В совокупности эти меры позволят мобилизовать латентный потенциал производительности Америки так, как мы не видели со времён Второй мировой войны. Без этих мер шансы на успех глобальных усилий по борьбе с изменением климата будут не выше, чем у снеговика в аду.

 

Андерс ФРЕМСТАД – ассистент-профессор экономики в Колорадском университете.

Марк ПОЛ – ассистент-профессор экономики в Новом колледже Флориды,
научный сотрудник Института Рузвельта.

© Project Syndicate, 2019.

Автор: Андерс ФРЕМСТАД, Марк ПОЛ