Интерпресс
Шахид Джавед БУРКИ № 9 (1271) 15 Мар. 2019 Барабаны войны в Кашмире

Напряженность в отношениях между Индией и Пакистаном достигла своего пика за последние десятилетия, и многие опасаются, что эти две соседние ядерные державы находятся на пороге очередной войны за спорный регион – Кашмир. Но последняя вспышка конфликта отличается от предыдущих.

 

Борьба двух стран за Кашмир началась в 1947 году. После того, как Пакистан поддержал мятеж мусульман в княжестве Джамму и Кашмир, индуистский правитель штата махараджа Хари Сингх решил уступить свою территорию Индии в обмен на военную помощь. Однако, поскольку население штата было преимущественно мусульманским, Пакистан возмутился и послал войска, против которых Индия выставила собственную большую армию.

Война привела к патовой ситуации, и, чтобы добиться прекращения огня, в 1949 году потребовалась помощь Организации Объединенных Наций. В рамках заключенного соглашения штат был разделен между Индией и Пакистаном – и остается таковым по сей день.

Борьба за Кашмир возобновилась в 1965 году, когда Пакистан направил войска в контролируемый Индией район с призывом к местным жителям восстать против «оккупантов», но в итоге, вместо планируемого восстания, спровоцировал крупное наступление со стороны Индии. Последовала 17-дневная война, но статус-кво сохранился.

В 1971 году страны снова воевали, хотя в центре внимания был не Кашмир. Тогда, в результате гражданской войны Западного Пакистана против бенгальских борцов за независимость Восточного Пакистана, с востока прибыло множество беженцев, Индия начала поддерживать там повстанческие группировки. Западный Пакистан был вынужден капитулировать, а Восточный стал независимым государством Бангладеш.

Затем, в 1999 году, произошла еще одна индо-пакистанская стычка из-за Кашмира, после того как Пакистан направил войска в контролируемый Индией район Каргил. Индия ответила ударами с воздуха и угрожала тотальной войной. Тогда президент США Билл Клинтон убедил премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа вывести свои войска из этого района, и конфликт был прекращен.

Хотя предыдущие индо-пакистанские конфликты спровоцировал Пакистан, движущей силой нынешнего является Индия. Безусловно, эскалация была вызвана нападением на индийскую военизированную полицию: 14 февраля молодой боевик в индийском Кашмире совершил теракт-самоубийство, в результате которого погибли 40 человек. На следующий день базирующаяся в Пакистане террористическая группировка «Джайш-и-Мухаммед» взяла ответственность за взрыв на себя.

Правительство Индии грозило возмездием не только «Джайш-и-Мухаммед», но и Пакистану, однако большинство аналитиков сходятся во мнении, что «месть» нельзя считать полностью объективной. Несмотря на то, что «Джайш-и-Мухаммед» базируется в Пакистане, она приобрела много последователей среди молодежи в контролируемой Индией части Кашмира – в их числе был и смертник, совершивший теракт 14 февраля.

Причина проста. Стремясь контролировать мятеж в Кашмире, правительство премьер-министра Индии Нарендры Моди сделало штат одним из самых милитаризованных районов мира, с воинским контингентом в 250 000 человек. Чрезмерное использование силы этим контингентом побудило многих молодых людей присоединиться к экстремистским организациям.

Для Моди, однако, с политической точки зрения выгодно игнорировать реальность и обвинять Пакистан. Он и его партия «Бхаратия джаната парти» ведут трудную избирательную кампанию. Убедительная победа в 2014 году позволила БДП самостоятельно сформировать правительство, нарушив многолетнюю модель коалиционного правления в Индии. Но в прошлом году БДП проиграла несколько выборов на уровне штатов. Моди, таким образом, стремился удовлетворить сторонников БДП, многие из которых вышли на улицы с плакатами: «Нападите на Пакистан. Сокрушите его».

Возмездие Индии было мощным – от экономических мер (например, 200% пошлины на пакистанский импорт) до авиаудара по местности близ пакистанского города Балакот, направленного, как утверждает Индия, против тренировочного лагеря «Джайш-и-Мухаммед». На следующий день в результате боя между пакистанскими и индийскими военными самолетами сбитый индийский летчик оказался под стражей в Пакистане (впоследствии был освобожден).

Тем временем премьер-министр Пакистана Имран Хан продолжает отрицать любую ответственность за изначальный теракт и призывает к диалогу; это, как и решение его правительства об освобождении захваченного пилота, может иметь большое значение для ослабления напряженности. Надо заметить, что пакистанский лидер Хан принадлежит к совершенно иному типажу и возглавляет политическую партию иного типа, чем те, кто в прежние годы разжигал конфликт в Кашмире.

Партия Хана «Техрик-и-Инсаф» пользуется поддержкой значительной части пакистанской молодежи – очень многочисленной группы населения страны, где медианный возраст составляет всего 24 года. Когда на прошлогодних выборах до 60% молодых людей проголосовали за Хана и его партию, их интересовало не возвращение контроля над Кашмиром – они хотели получить правительство, которое обеспечило бы качественное образование, здравоохранение и занятость.

Как писала Фатима Бхутто, племянница убитой пакистанской политической деятельницы Беназир Бхутто, хотя «недавняя история Пакистана была кровавой», «долгая история страны, пережившей военные диктатуры, терроризм и неопределенность, означает, что у моего поколения пакистанцев нет ни терпимости к войне, ни желания ее вести, ни ура-патриотизма». Как признает Бхутто, Хан, похоже, понимает это. «Мой вопрос [к индийскому правительству], – сказал он в телевизионном обращении, – заключается в следующем: с учетом того, какое у нас есть оружие, можем ли мы позволить себе просчитаться?»

Боевые действия в Кашмире могут вызвать чувство дежавю, но фактически ситуация изменилась на противоположную: теперь стороной, борющейся за мир, является Пакистан. Правительству Моди следует учитывать не только текущие политические соображения и дать возможность разрядить напряженность в Кашмире. Если это произойдет, возможно, следующее индийское правительство сможет воспользоваться переменами, произошедшими в Пакистане, для достижения стабильного и долгосрочного мира, которого заслуживает народ Кашмира.

 

Шахид Джавед БУРКИ ‑ бывший министр финансов Пакистана и вице-президент Всемирного банка,
в настоящее время – председатель Института общественной политики Шахида Джаведа Бурки в Лахоре.

© Project Syndicate, 2019.

Автор: Шахид Джавед БУРКИ