Интерпресс
Рути ТЕЙТЕЛЬ № 7 (1269) 01 Мар. 2019 Должна ли Америка извиняться?

В начале февраля преподаватели Американского университета в Каире объявили вотум недоверия президенту этого учреждения из-за того, что месяцем ранее он решил предоставить госсекретарю США Майку Помпео монопольную площадку для выступления с тенденциозной внешнеполитической речью. Помпео воспользовался этой возможностью для осуждения заявлений, с которыми на этой же сцене десятью годами ранее выступал бывший президент Барак Обама, а также для косвенного одобрения правящих на Ближнем Востоке авторитарных властителей.

 

Главная линия атаки Помпео против знаменитой каирской речи Обамы («Новое начало») состояла в том, что эта речь содержит публичное признание США ошибочности своих прежних действий в данном регионе. В отличие от администрации Трампа, Обама и его советники считали, что можно многое выиграть, признавая политически трудную правду, даже если это означает радикальную смену курса.

Когда в июне 2009 года Обама произносил свою речь, он сделал смелый шаг, признав, что существует взаимное непонимание между Западом, с одной стороны, и арабским и мусульманским миром, с другой. Он признал, что западный колониализм «лишал прав и возможностей многих мусульман», и что «модернизация и глобализация» в итоге «привели к появлению у многих мусульман мнения о Западе как о враге традиций ислама».

Касаясь американской реакции на теракты 11 сентября 2001 года, Обама согласился, что «страх и гнев… в некоторых случаях… заставляли нас действовать вопреки нашим традициями и нашим идеалам». Но что самое важное, он заявил, что «мы должны высказать открыто друг другу то, что у нас действительно на сердце, и то, что слишком часто говорится лишь за закрытыми дверьми». Только тогда можно будет добиться взаимного доверия, мира, демократии и равенства.

Устроенная Помпео вульгарная реинсценировка поездки Обамы в Каир свидетельствует о фундаментальной важности речи 2009 года. Так случилось, что через 18 месяцев после выступления Обамы началась Арабская весна, которая, несмотря на свой полнейший провал, направила больше стран региона, в частности Тунис, на тот или иной путь к демократии. Кроме того, Обама выступил с предложениями Ирану, создав, тем самым, условия для начала беспрецедентных переговоров и последующего заключения соглашения, призванного предотвратить региональную гонку ядерных вооружений.

В критике Помпео в адрес Обамы подразумевается идея, будто сила Америки заключается в способности никогда не признавать никаких ошибок. Как и многие политические решения администрации Трампа, устроенное Помпео представление политического театра явно было нацелено на отмену или даже уничтожение наследия Обамы. Если Обама начал свою речь в Каире с арабского приветствия «Ас-саляму алейкум», то Помпео начал со ссылки на Библию и заявления о своей приверженности евангелическому христианству.

Категорически отвергнув призыв Обамы к «новому началу», Помпео расхваливал Америку как «силу добра» в регионе. «Эпоха, когда Америка сама себя позорила, завершена, – объявил он. – Так же, как и политика, которая вызвала так много ненужных страданий. Теперь наступает настоящее новое начало».

С самых первых дней администрация Трампа выражала презрение к идее, что публичное признание американских ошибок способно привести к чему угодно, но только не ослаблению США. Именно поэтому в своей актовой речи в мае 2018 года в американской Военно-морской академии президент Дональд Трамп объявил: «Мы не собираемся извиняться за Америку. Мы собираемся защищать Америку…. Потому что мы знаем, что нация должна гордиться своей историей, чтобы быть уверенной в своём будущем».

На самом деле отказ Трампа от исторического самоанализа и искупления вины противоречит давней американской традиции обретения силы за счёт примиряющего лидерства на мировой арене. Со времён основания Америки её лучшие внешнеполитические моменты наступали тогда, когда её руководители действовали прагматично, демонстрируя способность к самокритике.

Например, после Войны за независимость первый президент США Джордж Вашингтон стремился к примирению и благоприятному мирному урегулированию («новому началу») с Великобританией. Вместо акцента на колониальных обидах и былых британских злодеяниях, он сделал своей первоочередной заботой гарантию политической стабильности и хороших экономических связей двух стран на долгое будущее.

А когда близилась к завершению Гражданская война, президент Авраам Линкольн сосредоточился не на наказании Конфедерации, а на выработке инклюзивной политики ради объединения страны для «нового рождения свободы». Уже в новейшей время президент Джордж Буш-старший извинился и выплатил компенсации – от имени страны – японским американцам, которые были интернированы во время Второй мировой войны из-за своей национальности. Вслед за этим жестом последовала знаменитая речь Обамы в Хиросиме, в которой он говорил о применении Америкой атомных бомб против гражданского населения Японии (впрочем, официальных извинений он не принёс).

Наконец, начиная с 1990-х годов, США разбираются с наследием Холодной войны. Президент Билл Клинтон извинился за политику «грязных войн» в Центральной Америке во второй половине XX века, а Обама признал аналогичные действия США на Кубе, в Перу и Аргентине. Эти заявления вызывали неоднозначную политическую реакцию, но они продемонстрировали реальное политическое лидерство и представили Америку в качестве честного посредника, несмотря на все её многочисленные несовершенства.

Как показал протест преподавателей Американского университета в Каире, администрация Трампа рискует оказаться на неправильной стороне истории. Отвергая прежние акты искупления вины США, Помпео, конечно, надеялся сигнализировать о разрыве с американской внешней политикой времён Обамы. Но при этом он совершил разрыв и с традицией американского глобального лидерства, которая долгое время являлась источником национальной силы. Как это уже стало типично для администрации Трампа, её идеологическая гордыня бьёт по ней бумерангом. В Каире выступление Попмео никто не оспаривал, но позиция, которую он представил, превращается в позицию одиночки на мировой арене.

 

Рути ТЕЙТЕЛЬ – профессор сравнительного правоведения в Нью-Йоркской школе права,
пожизненный член Совета по международным отношениям, автор книги «
Глобализация переходного правосудия».

© Project Syndicate, 2019

Автор: Рути ТЕЙТЕЛЬ