Интерпресс
Кент ХАРРИНГТОН, Джон УОЛКОТТ № 44 (1258) 30 Ноя. 2018 Как Ким играет Трампом

Северокорейский лидер Ким Чен Ын жаждет провести второй саммит с президентом США Дональдом Трампом. Со своей первой встречи в Сингапуре в июне Ким неоднократно переигрывал своего коллегу. Трамп все еще может казаться себе переговорщиком мирового класса, но правда состоит в том, что Ким – как и президент России Владимир Путин – превзошел Трампа.

 

Дружелюбие Кима (реальное или притворное) и обещания денуклеаризации приглушили угрозы Трампа, привлекли правительство Южной Кореи на его сторону и подорвали международные санкции против его режима. Киму все это удалось, без сокращения ядерного потенциала своего режима, и, похоже, он продолжил разработку баллистических ракет на 16 скрытых объектах. Перейдя от изгоя, обладающего ядерным оружием, к президенту-партнеру по переговорам, неудивительно, что Ким хотел бы проведения второго саммита, чтобы укрепить свою вновь обретенную международную легитимность и позицию в центре глобального внимания.

Ким уже превзошел своих предков. Его отец и дед пытались, но не смогли создать канал общения на высоком уровне с правительством США. Таким образом, отношения, которые Ким наладил с Трампом, являются историческими и его личным достижением. После шести лет затворнического правления, 35-летний отпрыск династического режима Северной Кореи сделал замечательный дебют на мировой арене, одновременно управляя непредсказуемым, движимым своим эго президентом, и определяя условия переговоров.

Усилия администрации Трампа, напротив, являются весьма скромными. Сообщается, что после саммита в Сингапуре официальные лица США подталкивали режим Кима определить путь по денуклеаризации. Но северокорейцы отказались передать даже самые базовые сведения о своем арсенале. Это сопротивление свидетельствует о том, что Ким хорошо изучил Трампа. Как утверждает сам Трамп, «я единственный, кто имеет значение».

Нарциссизм Трампа, жажда к всеобщему вниманию и отчаянное желание соответствовать Нобелевской премии мира бывшего президента Барака Обамы, – все, что Ким должен знать об этом человеке. Вопрос только в том, как далеко пойдет Трамп, чтобы получить и обозначить, как беспрецедентную, сделку с Северной Кореей. Соглашаясь на другой саммит, несмотря на медленный ход предварительных переговоров, Ким хочет до конца понять Трампа.

Напомним, что в качестве первоначальной цены за серьезные переговоры по денуклеаризации Север сначала ратовал за дипломатические шаги, такие, как договор о прекращении Корейской войны. В Сингапуре Трамп пообещал сделать именно это, удивив тем самым американских союзников и официальные лица США. Затем, в прошлом месяце, на переговорах с госсекретарем США Майком Помпео, Ким повысил ставку, также призывая к прекращению международных санкций против его режима. Несомненно, Ким надеется, что импульсивность Трампа заставит его согласиться. В этом месяце министерство иностранных дел Кима обнародовало общественную угрозу, что Северная Корея может возобновить свою программу вооружений, если США не смягчат свою позицию по санкциям.

Поскольку в этом месяце Помпео проводит дальнейшие переговоры в Пхеньяне, Ким непременно будет отстаивать свою позицию. После объявления в июне, что Северная Корея «больше не является ядерной угрозой», Трамп пошел на попятную практически по всем своим требованиям, отказался от своих драконовских сроков и не смог даже намекнуть, что проволочки Кима вызывают беспокойство. В октябре Помпео не достиг никакого прогресса на пути даже к базовым определениям будущего соглашения. Согласно официальным лицам, которые осведомлены о переговорах, по крайней мере два раза северокорейцы спрашивали его, не хочет ли он выйти и позвонить своему босу. На сегодняшний день режим Кима и США еще не договорились об определении таких терминов, как «денуклеаризация», «контролируемый» и «необратимый».

Безусловно, игра с Трампом и отказ от обещанных шагов в направлении денуклеаризации ведет к своим рискам. В мае Трамп временно отменил встречу в Сингапуре в ответ на заявления Северной Кореи, и он сделал то же самое с переговорами между Помпео и северокорейцами в августе. Нет никаких гарантий, что он не повторит этот гамбит снова.

И все же, даже если он это делает, склонность Кима к драме – от запуска ракет по Японии до проведения многочисленных чисток у себя дома – предполагает, что он знает, как командовать сценой и привести Трампа за стол переговоров. Более того, его личные письма к Трампу, поощряющие его самолюбие, показывают, что он хорошо разбирается в психике президента. До сих пор он показал себя весьма эффективным для того, чтобы сохранить как мужскую дружбу, так и предстоящий саммит в соответствии с графиком.

Независимо от того, когда произойдет вторая встреча на высшем уровне, северокорейский режим продолжит получать дивиденды за счет Америки. Отмена Трампом двух крупных совместных учений США и Южной Кореи уже привела к тому, что командиры обеих стран обеспокоены своей боевой готовностью. И международная поддержка экономических санкций - особенно со стороны Китая и России – неуклонно подрывается еще до саммита в Сингапуре.

Принимая во внимание готовящийся 4-ый саммит 2018 года между Кимом и президентом Южной Кореи Мун Чжэ-ином, очевидно, что политическое будущее Мун зависит от восстановления отношений. Во время своей октябрьской поездки в Европу Мун изо всех сил пытался смягчить санкции, отражая желание своего правительства о сотрудничестве, а не эмбарго Севера.

Пришло время самопровозглашенному мастеру «искусства заключать сделки» признать, что это не про него. Трамп предпочитает шумиху тяжелой работе по разработке соглашений по контролю над вооружениями, поэтому контролировать его стремление быть в центре внимания будет непросто. Вместе с тем, когда речь заходит о Киме, к нему по-прежнему применимо немного 54-летней мудрости от Барри Голдуотера, еще одного аутсайдера, ставшего иконой Республиканской партии: «Единственная встреча на высшем уровне, которая может быть успешной, это та, которая не состоится».

 

Кент ХАРРИНГТОН - бывший старший аналитик ЦРУ, служил в качестве сотрудника
национальной разведки в Восточной Азии, глава резидентуры в Азии
и директор по связям с общественностью ЦРУ.

 Джон УОЛКОТТ - освещал вопросы внешней политики и национальной безопасности для Newsweek,
The Wall Street Journal и других изданий, также является адъюнкт-профессором
Школы дипломатической службы в Джорджтаунском университете.

© Project Syndicate, 2018

Автор: Кент ХАРРИНГТОН, Джон УОЛКОТТ