Интерпресс
Ашока МОДИ № 42 (1256) 16 Ноя. 2018 Трагедия Ангелы Меркель

Нередко нас больше всего заботит то, как мы уйдём. Так произошло и с Ангелой Меркель, недавно объявившей о намерении покинуть в декабре пост председателя партии Христианско-демократический союз (ХДС), а в 2021 году и пост канцлера Германии.

 

История поместила Меркель в период яростных бурь: серия кризисов в еврозоне, посеявших рознь между европейцами; экономические трудности внутри страны, способствовавшие фрагментации общества; самая большая волна миграции со времён Второй мировой войны, усилившая тревоги в Европе и в Германии. Но Меркель не стала раскачивать лодку и подвергать риску  своё политическое выживание. Она предпочитала делать временные заплатки, позволяя проблемам развиваться подспудно.

Возможно, она сдерживалась своим нерешительным восхождением на пост канцлера. Перед выборами в сентябре 2005 года опросы общественного мнения изначально показывали, что она лидировала с большим отрывом. Тогдашний канцлер Германии Герхард Шрёдер не сумел снизить уровень безработицы, достигавший почти 12%, а его Социал-демократическая партия проигрывала на земельных выборах. Тем не менее, Меркель плохо излагала свои политические приоритеты, и это, наряду с тусклым выступлением на дебатах, едва не стоило ей победы на выборах.

На следующих выборах Меркель отказалась вести кампанию с акцентом на важнейшие политические вопросы. В 2009 году её предвыборная кампания была умышленно скучной и банальной. Хотя и с некоторой неохотой, она, по сути, согласилась с характеристикой, которую ей дала оппозиция – «Мутти». Это нелестный стереотип матери, управляющей семейным домом. В 2013 году она укрепила свой имидж «Мутти», выбрав лозунг «Вы меня знаете».

Меркель предпочитала, чтобы проблемы решались постепенно сами собой, и это наглядно проявилось в её подходе к реформе еврозоны. Она уже давно поняла, что устранение недостатков валютного союза потребует от неё политического рискованного призыва к немцам пойти на финансовые жертвы. Такой призыв был бы рискованным, потому что бывший канцлер Германии Гельмут Коль, человек, которые единолично помог евро пересечь финишную черту, пообещал немцам, что никаких жертв от них не потребуется.

Боясь отпугнуть избирателей, Меркель упорно делала лишь необходимый минимум для сохранения целостности еврозоны. Она согласилась – после мучительных задержек – присоединиться к кредитному пакету, предоставленному ЕС и МВФ правительству Греции в мае 2010 года. Это привело затем к созданию более постоянного инструмента финансовой помощи – Европейского стабилизационного механизма.

Кроме того, во время экзистенциального кризиса евро в июле 2012 года Меркель поддержала инициативу президента Европейского центрального банка Марио Драги создать механизм «прямых монетарных транзакций», в рамках которого ЕЦБ мог бы покупать облигации стран еврозоны, испытывающих трудности. Эти решения помогли предотвратить крах еврозоны, но их было недостаточно, чтобы гарантировать долгосрочную устойчивость валютного союза. И именно поэтому еврозона оказалась теперь уязвима перед зарождающимся кризисом в Италии.

Позиции Меркель пошатнулись из-за одного принципиального решения, которое она приняла. В 2015 году Меркель объявила о политике открытых дверей для беженцев из Сирии. Когда националистический премьер-министр Венгрии Виктор Орбан предложил, чтобы Германия построила стену с целью не допустить в страну мигрантов, она продемонстрировала редкие (и искренние) эмоции. Вспомнив о том, как она росла в Восточной Германии, Меркель заявила: «Я очень долго жила за стеной. И я бы не хотела жить так снова».

Человечность Меркель принесла ей похвалы международного сообщества. Но внутри Германии стало набирать силу недовольство её политикой в отношении беженцев. Партия «Альтернатива для Германии» (AfD), созданная в феврале 2013 года как партия против евро, обрела новую жизнь, превратившись в крайне националистическую партию, выступающую против мигрантов. К ней стали переходить бывшие сторонники ХДС Меркель и её братской партии в Баварии – Христианско-социального союза (ХСС).

В прошлом году характерные для Меркель скучные подходы к предвыборной кампании обеспечили ей четвёртый срок на посту канцлера, однако её электоральная база значительно сократилась. Данная тенденция усиливается внутренними экономическими проблемами. Меркель приходится иметь дело с наследием неоднозначных реформ рынка труда и системы социального обеспечения, которые проводил Шрёдер. Эти реформы, среди прочего, упростили увольнение работников и вынудили многих безработных, чьи пособия были снижены, соглашаться на нестабильную работу без полного социального пакета. Реформы помогли снизить уровень безработицы, но ценой этого стала стагнация зарплат (с учётом инфляции) и постоянный стресс в финансовом положении населения.

Да, конечно, рост уровня неравенства, стагнацию зарплат и недовольство рабочего класса можно наблюдать во многих странах развитого мира. Но Меркель, как и её коллеги в других странах, мало что сделала для решения этих проблем. Это не означает, что Меркель их не понимала. В апреле 2010 года она описывала Германию, мотором которой будут инновации и усовершенствованное образование. Она говорила о том, что лишь технологически развитое общество сможет обеспечить достойные возможности для всех.

Однако Меркель не захотела бросить вызов сложившемуся внутри страны политическому консенсусу по поводу политики бюджетной экономии, поэтому она отказалась инвестировать в будущее Германии, например, ремонтируя разваливающуюся инфраструктуру или расширяя возможности в сфере образования. Вместо этого, она предпринимала мучительные попытки защитить устаревшие дизельные технологии, на которые опирались автопроизводители Германии. Подобные задержки в обновлении немецкого автопрома со временем могут потопить всю экономику страны.

Меркель не смогла остановить социальную фрагментацию, и это привело к росту поддержки партии AfD. На выборах 2017 года за AfD, как правило, голосовали мужчины в возрасте от 30 до 59 лет, имевшие среднее или среднее специальное образование и занимавшие рабочие места «синих воротничков» (зачастую весьма нестабильные) в небольших городках и сельской местности. Многие из этих избирателей ранее поддерживали ХДС и ХСС, но их привлекла националистическая, ксенофобская платформа AfD. Партия ХДС ослабла, равно как и контроль Меркель внутри собственной парии. Для неё настало время уйти.

Меркель уверенно вела свой корабль, однако бури продолжают бушевать. Недовольство населения и политическая турбулентность сохраняются, поэтому будущим канцлерам будет очень трудно устоять на капитанском мостике.

 

Ашока МОДИ – бывший глава миссий МВФ в Германии и Ирландии, сейчас приглашённый профессор
международной экономической политики в Школе общественных и международных отношений
им. Вудро Вильсона при Принстонском университете, автор книги «
Евротрагедия: Драма в девяти актах».

© Project Syndicate, 2018.

Автор: Ашока МОДИ