Интерпресс
Роджер Э.А. ФАРМЕР - профессор экономики Университета Уорика № 33 (1247) 14 Сент. 2018 Повторение секулярной стагнации

Публичная перебранка между лауреатом Нобелевской премии Джозефом Стиглицем и бывшим секретарем Казначейства США Ларри Саммерсом примечательна личной неприязнью, что раскрывается между двумя экономистами, которые, по сути, согласны с экономическим аспектом. Стиглиц не слишком искусно нападает на Саммерса за то, что он не настаивал на увеличении бюджетного дефицита, когда он руководил Национальным экономическим советом при президентстве Обамы. Саммерс отвечает, что политика сделала невозможным увеличение фискального стимула. Но, хотя они согласны с тем, что Великая рецессия могла быть преодолена с помощью увеличения фискального стимула, ни один из них не изложил экономическую модель, которая лежит в основе их уверенности в этом результате.

Саммерс вдохнул новую жизнь в работу Элвина Хансена, который ввел концепцию секулярного застоя в 1930-е годы. Но я не видел, чтобы Саммерс изложил полностью сформулированную динамическую модель общего равновесия, которая поддерживает его рекомендации. И в своей письменной работе на эту тему он плавно перемещается между определением секулярной стагнации, которая включает в себя постоянное замедление темпов роста, как результат низких инвестиций, и постоянного сокращения занятости, как результат недостаточного совокупного спроса.

Это не одно и то же. В своем опровержении Стиглицу, Саммерс склоняется в пользу последнего определения. По его словам, «сам по себе частный экономический сектор может не вернуться к полной занятости после резкого сокращения».

Я согласен с этим утверждением. И я представил внутренне согласованную теорию, согласно которой секулярная стагнация возникает естественным образом как следствие низких ожиданий со стороны домашних хозяйств и фирм относительно будущей стоимости их активов. Эта теория по-новому интегрирует Кейнсианскую экономическую теорию с общей теорией равновесия. Более высокая постоянная безработица не имеет ничего общего с фиксированными ценами. Это следствие отсутствия рынков факторов производства.

Саммерс хорошо знаком с моей работой. Мы обсуждали это, когда я посетил Гарвард в 2011 году и вновь, когда он читал лекцию на LSE в 2012 году. Вначале он поддерживал частную электронную переписку. Но когда я указал, что теория недвусмысленно поддерживает фискальную экспансию как надлежащий ответ на рецессию, он стал безучастным к моей работе. Новые идеи часто трудно принять, и они требуют инвестиций в другой способ мышления, который будет сложно принять даже таким умным людям, как Стиглиц и Саммерс.

Мы не можем продолжать делать необоснованные утверждения об экономической политике, используя неудачную интерпретацию Общей Теории, которая возникла из попытки Джона Хикса примирить Кейнса с классикой. Нынешнее проявление этого подхода – так называемая «Новая Кейнсианская экономика», которую сам Саммерс по праву отверг, поскольку она несовместима с секулярной стагнацией. Но недостаточно утверждать, что секулярная стагнация возможна. Настало время противостоять альтернативным теориям секулярной стагнации с эмпирическими доказательствами, как это сделал я. Утверждение о том, что заработная плата является жесткой, на мой взгляд, не является правдоподобным объяснением постоянной безработицы. Это не было убедительным объяснением Кейнса, который утверждал, что его теория не полагалась на предположение о жесткой заработной плате.

В полностью сформулированной модели с несколькими возможными равновесными показателями безработицы необходимо объяснить, каким образом выбирается равновесие. В моей работе, ожидания – или так называемый животный дух – являются новой и независимой основой, определяющей установившийся уровень безработицы. Когда мы чувствуем себя богатыми, мы богаты. И если животный дух действительно фундаментален, важно понять факторы, которые определяют перемену в уверенности.

Если большая доза экспансионистской фискальной политики не является ответом, то что тогда? Мой ответ заключается в том, что правильный способ реагирования на финансовые кризисы заключается в политике, которая восстанавливает ценность частных активов. И правильный способ предотвратить финансовые кризисы в первую очередь заключается в том, чтобы вмешаться в умеренные колебания стоимости активов на финансовых рынках и предотвратить кризисы до того, как они произойдут.

 

Роджер Э.А. ФАРМЕР - профессор экономики Университета Уорика, директор по исследованиям
Национального института экономических и социальных исследований и автор книги Prosperity for All.

© Project Syndicate, 2018.

Автор: Роджер Е.А. ФАРМЕР