Закон есть закон
№ 16 (1230) 04 Мая 2018 ЕСПЧ: Все сомнения – в пользу налогоплательщиков

В качестве истца выступил нотариус Трофим Пригалэ, интересы которого в ЕСПЧ представлял адвокат Виталие Нагачевски. В основу спора с фискальным ведомством легло решение по результатам давней налоговой проверки. Оно предусматривало взыскание с налогоплательщика дополнительных взносов в бюджет и штрафных санкций на общую сумму более 88 тыс. евро. Заявитель рисковал быть привлеченным к ответственности в уголовном порядке. Нотариус оспорил решение в вышестоящем налоговом органе, а затем и в судебных инстанциях. Он утверждал, что рассчитал платежи на основе фактически полученных сборов, а в законодательных нормах, которыми оперируют налоговики, отсутствует ясность.

Одним из главных аргументов истца стала ст. 11 Налогового кодекса, в которой говорится, что все сомнения, возникающие при применении законодательства, должны толковаться в пользу налогоплательщика. По мнению заявителя, в спорной ситуации суд должен был воспользоваться этой нормой. Дело дважды рассматривалось в Апелляционной палате, которая по результатам слушаний приходила к выводу об обоснованности претензий и удовлетворяла исковые требования. Когда спор дошел до Высшей судебной палаты (ВСП), эта инстанция констатировала нестыковки в национальном законодательстве, но, тем не менее, своим окончательным решением отклонила иск.

Нотариус обратился с жалобой в ЕСПЧ, посчитав, что власти нарушили статью 6 Европейской конвенции по правам человека, которая гарантирует право на справедливое судебное разбирательство. Однако Страсбургский суд решил, что дело должно быть рассмотрено в контексте статьи 7, где говорится о наказании исключительно на основании закона. ЕСПЧ отмечает, что правонарушение должно быть четко определено законом, и это условие выполняется, когда налогоплательщик может узнать из текста нормы или судебного толкования о действии и бездействии, влекущем привлечение к ответственности.

Поскольку есть сомнения в терминологии, используемой в молдавских законах, ЕСПЧ пришел к выводу, что судебным инстанциям следовало применить статью 11 Налогового кодекса. По мнению судей, заявитель имел все основания рассчитывать, что государственные органы интерпретируют закон в наиболее благоприятном для него русле. В постановлении по делу «Пригалэ против Молдовы» ЕСПЧ отмечает, что даже профессионалу было бы трудно предугадать, по какому пути пойдет судебная практика и что подобные действия со стороны налогоплательщика могут привести к уголовной ответственности.

Правительство настаивало на том, что обстоятельства дела не могут быть рассмотрены в контексте статьи 7 Европейской конвенции по правам человека, поскольку в реальности заявитель не был подвергнут уголовному наказанию. В то же время, большая часть задолженности перед государством, вокруг которой развернулся спор, заявителем так и не была погашена. По итогам разбирательства ЕСПЧ единогласно признал нарушение этой нормы при рассмотрении спора в молдавских инстанциях. Страсбургский суд частично удовлетворил требования заявителя, присудив ему 4,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 1,2 тыс. евро в виде возмещения судебных расходов.

Высшая судебная палата РМ разместила на своем сайте выдержки из решения ЕСПЧ, сопроводив их комментарием о том, что интерпретация неясных положений налогового законодательства не в пользу налогоплательщика является нарушением. Тем самым ВСП как бы призывает судебные инстанции Молдовы активно использовать положения Европейской конвенции и этот вердикт ЕСПЧ в своей деятельности. Однако, признавая обязательность решений ЕСПЧ, наши суды и налоговые органы довольно редко учитывают в своей работе правовые позиции в сфере налогообложения, выработанные в Страсбурге, что часто влечет необоснованные нарушения прав налогоплательщиков.

В этой связи юристы полагают, что налоговые споры из Молдовы станут регулярно появляться в повестке дня Европейского суда. ЕСПЧ признает фискальный суверенитет государства и не выступает против ужесточения налоговых правил. Но в то же время говорит, что оно должно проявляться в налоговых санкциях, но никак не в установлении карательных норм процедурного характера, затрудняющих реализацию и защиту налогоплательщиком своих прав и законных интересов.

По мнению Страсбургского суда, понятие «уголовное обвинение» применимо в отношении не только уголовных дел, но и иных, которые не рассматриваются как уголовные в национальной правовой системе. Если применить позиции, выработанные ЕСПЧ, к молдавскому налоговому процессу, то юристы приходят к выводу, что во многих случаях его можно считать аналогичным уголовному. Следовательно, и гарантии защиты прав налогоплательщиков должны быть аналогичными гарантиям защиты прав обвиняемого в уголовном процессе. ЕСПЧ полагает, что к налоговым делам можно и нужно применять строгие уголовно-правовые требования, если правонарушение влечет достаточно суровое наказание и может быть признано как проступком, так и преступлением по национальному закону.

Из этого можно сделать обоснованное предположение, что если карательный крен в молдавской налоговой системе будет возрастать или даже сохранится на имеющемся уровне, то любой проводимый в соответствии с налоговым законодательством процесс привлечения налогоплательщика к ответственности в соответствии со стандартами ЕСПЧ может быть признан аналогичным уголовному. Следовательно, решение, вынесенное не в пользу налогоплательщика, может стать обоснованным поводом для обращения в Страсбург не без надежды на успешное разрешение дела. Налогоплательщики смогут обоснованно заявлять, что их привлекли к ответственности, схожей с уголовной, без достаточных процессуальных гарантий.

В одном из дел ЕСПЧ усмотрел нарушение в том, что не был достаточно соблюден принцип состязательности при привлечении налогоплательщика к ответственности, что было признано нарушением требований справедливости. Кроме того, прецедентом может служить дело «Яносевич против Швеции», при разрешении которого ЕСПЧ квалифицировал налоговые штрафы, как уголовные санкции. И это в условиях наложения этих штрафов правоохранительными органами европейского правового государства со стабильным налоговым законодательством и предсказуемой практикой его применения. В молдавских реалиях вероятность квалификации ЕСПЧ преследования налогоплательщика фискальными органами, как уголовного, весьма высока.

Правовые позиции ЕСПЧ не поощряют излишнюю жесткость как налогового законодательства, так и практики работы фискальных органов. То есть, налоговый процесс не должен быть столь же суровым, как процесс уголовный. Так, в одном из решений говорится, что ограничения прав налогоплательщика должны быть не только соразмерны сумме недоимки, но и зависеть от других обстоятельств дела. В ряде случаев ЕСПЧ взыскал в пользу заявителей компенсации на том основании, что предпринятые к ним меры были чрезмерны и установлены по формальным причинам, без всестороннего исследования фактических обстоятельств дела. ЕСПЧ указывает, что любое вмешательство, в том числе направленное на обеспечение уплаты налогов, «должно представлять разумный баланс между требованиями общих интересов и необходимыми условиями защиты основных прав человека».

В этом контексте молдавские законодатели и налоговые органы, ужесточая налоговое законодательство, часто расходятся с позицией ЕСПЧ. Один из законопроектов, который разрабатывала налоговая служба, предусматривал наделение ГНС правом самостоятельно возбуждать и расследовать уголовные дела по подозрению в налоговых преступлениях. Налоговики рассчитывали, что это позволит им доводить до конца дела об уклонении от налогообложения. Предприниматели были категорически против, ссылаясь на реалии молдавской судебной системы, когда едва ли не любая ошибка может превратиться в налоговое преступление.

Впоследствии от столь кардинального пересмотра полномочий отказались. Тем не менее, Государственная налоговая служба настаивает на получении функции уголовного расследования, материалы которого будут передаваться правоохранительным органам для возбуждения уголовного дела. Для этого предлагается внести поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые позволят ГНС составлять протоколы об установлении преступления. После одобрения законопроекта парламентом в поле зрения налоговой службы попадет целый блок финансово-экономических преступлений.

В то же время эксперты не исключают, что позиция Страсбургского суда по вопросам применения налогового законодательства в нашей стране позволит преодолеть появившуюся в последние годы тенденцию к росту карательности молдавского налогового права. В Плане действий по борьбе с коррупцией в налоговой сфере на 2018–2020 гг., одобренном правительством в апреле этого года, говорится о намерении властей улучшить законодательную базу, чтобы исключить двусмысленность, сделать ее более прозрачной для бизнеса и добиться соблюдения законодательства «без карательного вмешательства в отношении налогоплательщиков».

Среди основных проблем в налоговой сфере авторы плана назвали неясное правовое регулирование и недостаточную прозрачность в процессе принятия решений. Упоминается также, что частые изменения национального законодательства приводят к его неоднозначному и разрозненному толкованию. ГНС планирует исправить это положение, чаще прибегая к проведению публичных консультаций и получению антикоррупционной экспертизы для законопроектов, которые она продвигает.

446 Автор: Юридический отдел "ЛП"