Интерпресс
Чарльз ТЭННОК  – член комитета по внешней политике Европейского парламента. № 11 (1225) 30 Мар. 2018 Угроза Брексита для британской безопасности

Некоторые моменты истории полны иронии. И не надо далеко ходить за актуальными примерами, достаточно посмотреть на Великобританию. В то время как переговоры об условиях Брексита с Евросоюзом приближаются к решающему моменту (мартовскому заседанию Европейского совета), британское правительство обратилось к своим «презренным» европейским партнёрам за помощью в конфликте с Россией из-за попытки убийства бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери в английском Солсбери.

Впрочем, уже и до дерзкого нападения на Скрипалей, ставших жертвой советского нервно-паралитического вещества «Новичок», премьер-министр Тереза Мэй начала активней подчёркивать общность ценностей и интересов Британии и ЕС, в том числе в сфере безопасности и обороны. Более того, в феврале на Мюнхенской конференции по безопасности она предложила «глубокое и особое партнёрство» в этой сфере.

Согласно выбранному Мэй сценарию, Британия продолжает в полном объёме участвовать в работе агентств ЕС, подобных Европолу, одновременно поддерживая участие в системе «Европейских ордеров на арест» (EAW). Кроме того, Британия сохранит участие в нынешних и будущих миссиях программы «Общая оборонная политика и безопасность» ЕС (CSDP), а также будет координировать свои действия с ЕС в отношении режимов санкций в рамках «Общей внешней политики и безопасности» (CFSP).

Нападение на Скрипалей, несомненно, усилило интерес Мэй к сохранению активного сотрудничества в сфере безопасности после Брексита. С внешними угрозами, подобными этому нападению, лучше всего справляться, сотрудничая с союзниками. Но могут ли союзники Британии воспринимать слова Мэй всерьёз?

Те, «кто угрожает нашей безопасности, – заявила она в Мюнхене, – не хотят ничего иного, как видеть нас разобщёнными… Они хотят видеть, как мы спорим о механизмах и средствах вместо того, чтобы предпринимать наиболее практичные и эффективные меры для защиты безопасности наших народов». Затем, повторив, что Британия приняла легитимное и демократическое решение выйти из ЕС, она завершила свою речь выводом, что мяч теперь на стороне ЕС. По её словам, отказ принять её щедрое предложение тесного сотрудничества в сфере безопасности означал бы, что на первое место ставится «политическая доктрина и идеология».

Ирония позиции Мэй не ускользнула от внимания 27 стран ЕС, которых Британия решила оставить позади. Поставив под сомнение единство Европы (и, более того, всего Запада), Брексит сам по себе уже нанёс серьёзный ущерб европейской безопасности, причём всё это ради политической доктрины и идеологии.

Жёсткие сторонники Брексита, например, министр торговли Лиам Фокс, заявляют, что единственные внешние отношения, необходимые Британии для защиты своей безопасности, – это НАТО во главе с США. Но хотя НАТО, конечно, останется главным источником безопасности для всей Европы, мало кто захочет доверить свою безопасность президенту США Дональду Трампу, который, похоже, презирает своих союзников намного больше, чем противников, например, президента России Владимира Путина. В привлёкшем мало внимания совместном заявлении глав разведслужб Британии, Франции и Германии, которое было опубликовано в Мюнхене, делается предупреждение, что любой сбой в сотрудничестве Британии и ЕС в сфере безопасности будет иметь крайне печальные последствия.

Но Мэй не может рассчитывать на сохранение нынешнего уровня сотрудничества между Великобританией с ЕС в сфере безопасности, особенно в контексте того «жёсткого» во всех иных отношениях Брексита, который она предвидит. Когда Британия выйдет из ЕС, она потеряет право участвовать в формировании институциональных механизмов, долгое время поддерживавших её безопасность. Тем самым, у Мэй остаётся два варианта: либо она выходит из всех этих механизмов (а это крайне рискованный шаг), либо она соглашается на условия ЕС, по крайней мере, в их основной части.

Например, легальные рамки, касающиеся данных, связанных с безопасностью, должны также охватывать коммерческие данные. Если Британия будет терпимо относиться к передаче юрисдикции в сфере безопасности Европейскому суду (что, как можно понять, предположила Мэй в своей мюнхенской речи), то почему бы не сделать этого и в других сферах? Европейский суд (ECJ) имеет безупречную репутацию независимого судебного органа, который неоднократно и непредвзято защищал интересы Британии.

Такой подход позволил бы создать доброжелательную атмосферу на переговорах. А это, наряду со значительными активами и экспертизой Британии в области безопасности,  позволило бы создать стране пространство для получения уникальных уступок от ЕС, например, статуса постоянного наблюдателя во влиятельном Комитете ЕС по политике и безопасности.

Но нет гарантий, что такие формы сотрудничества, крайне важные для обеспечения безопасности как Британии, так и ЕС, действительно появятся. Хотя Мэй, похоже, начала теперь придерживаться более реалистичных взглядов на угрозы, создаваемые Брекситом, другие члены её партии остаются непоколебимы.

Например, Оуэн Патерсон, бывший министр в кабинете консерваторов, недавно предложил отказаться от «Соглашения Страстной пятницы», обеспечивающего мир в Северной Ирландии уже два десятилетия. Это крайне безрассудное заявление на фоне той политически деликатной ситуации, которая возникла в Ирландии после референдума о Брексите. Другие сторонники Брексита, например министр окружающей среды Майкл Гоув, уже давно скептически относятся к договору Страстной пятницы. Всё это позволяет сделать вывод, что в глазах идеологов Брексита безопасность должна отойти на второй план ради их националистических мечтаний.

Возможно, недавнего нападения на бывшего российского агента в тихом английском городке будет достаточно, чтобы снять идеологические шоры с как можно большего числа сторонников Брексита: она показывает им, что «Британия в одиночестве» – это то же самое, что и «уязвимая Британия». Впрочем, не исключено, что к тому времени, когда британские граждане и лидеры посмотрят, наконец, на Брексит глазами своих союзников, увидев в нём эгоистичный и деструктивный акт предательства, будет уже слишком поздно.

© Project Syndicate, 2018.

278 Автор: Чарльз ТЭННОК