Интерпресс
№ 10 (1224) 23 Мар. 2018 Джентльменское соглашение о Брексите

В недавней речи по поводу Брексита британский премьер-министр Тереза Мэй отвергла перспективу сохранения членства страны в таможенном союзе ЕС на том основании, что Британия хочет иметь собственную торговую политику. Эта идея не отвечает лучшим интересам ни Британии, ни ЕС.

Да, действительно, у Норвегии и Швейцарии, глубоко интегрированных в рынок ЕС, имеется таможенная граница с Евросоюзом. Им нужна независимая торговая политика, чтобы гарантировать более высокий уровень защиты внутреннего аграрного сектора, чем принят в ЕС – его недостаточно из-за особого, горного рельефа этих стран.

Но Британия традиционно защищала своё сельское хозяйство менее активно, а это означает, что она в любом случае будет вести после Брексита торговую политику, очень схожую с политикой ЕС. Именно поэтому трудно понять, что же выиграет Британия от стремления вести собственную торговую политику, причём особенно в тот момент, когда США под руководством президента Дональда Трампа принимают решения (например, вводят пошлины на импорт стали и алюминия), которые демонстрируют игнорирование интересов менее крупных торговых партнёров.

В реальности главное препятствие на пути членства Британии в таможенном союзе после Брексита является политическим. Как подчёркивает лидер лейбори

Весь текст публикации доступен подписчикам «ЛП»